Отечественные производители микроэлектроники получат гарантированный госзаказ сразу на три года

«Демидович. Реальная экономика» (16:39)

ВЕДУЩИЙ: Здравствуйте. Вы смотрите РБК, в эфире "Реальная экономика" с вами Павел Демидович. Отечественные производители микроэлектроники получат гарантированный госзаказ сразу на три года до 2018-го. Правительство берет на себя определенные гарантии, что оно закупит определенное количество чипов для своих нужд и оплатит соответствующие средства уже зарезервированы в бюджете. Может ли это помочь отечественным производителям, узнаем сегодня в программе. В гостях Николай Шелепин, заместитель гендиректора по науке "НИИМЭ и МИКРОН". Николай, добрый день.
Николай ШЕЛЕПИН, заместитель гендиректора "НИИМЭ и МИКРОН" по науке: Здравствуйте.


ВЕДУЩИЙ: И Евгений Савченко, член Экспертного совета при Правительстве РФ. Евгений, здравствуйте.  Евгений САВЧЕНКО, член Экспертного совета при Правительстве РФ: Здравствуйте.

ВЕДУЩИЙ: Николай, скажите, трехлетний госзаказ само по себе это для производителей наверное очень хорошая новость, поскольку получить вот такой горизонт планирования на три года, не многим отраслям российской промышленности в принципе возможно. Большая часть живет, в лучшем случае, годовыми какими-то планами.
Николай ШЕЛЕПИН: Совершенно верно, но микроэлектроника обязана и занимает некоторые особенные положения. По моему твердому убеждению технология современных интегральных схем это самая сложная технология, которую создало человечество. Представьте себе то, как сотни миллионов компонентов на чипе там размером сантиметр на сантиметр соединены в единую мощнейшую систему, которая считает, управляет, делает все, что угодно, представляет самый мощный компьютер. Естественно, мы очень много приложили сил, чтобы случилось то, о чем мы сегодня говорим. Не без серьезного участия нашего предприятия это произошло. В любых государствах, где состоялось развитие микроэлектроники, оно было развито даже в самых развитых Соединенных Штатах, и есть серьезные государственные меры по поддержке этой отрасли. А в России без этого в принципе не могло быть, потому что были годы, был естественный провал, когда не было никаких инвестиций, и мы реализуя проект, вот свой первый проект, в 2007-2008-м году по созданию технологического уровня 180 нанометров, фактически перешагнули через 5 поколений. Но в результате этого в стране появилось производство, которое ставит, по крайней мере Россию, в число ограниченного количества стран, умеющих производить интегральные микросхемы по особым нанометровым технологиям.

ВЕДУЩИЙ: Если говорить о наших возможностях, то в рамках того перспективного плана закупок, который утвержден правительством, там будет несколько различных проектов, одни из них реализуются для министерства внутренних дел. Я просто их перечислю, поскольку они достаточно крупные, их не слишком много, это новое водительское удостоверение для нужд министерства внутренних дел, 36 миллионов единиц чипов. Затем новые паспортно-визовые документы для федеральной миграционной службы, 6 миллионов единиц сейчас это все вместе 42 миллиона для МВД, поскольку ФМС влилось в министерство внутренних дел. Для Минздрава это новый электронный полис обязательного медицинского страхования, 11 миллионов. Для министерства обороны электронная карта и жетон военнослужащего, около полутора миллионов и для МЧС опять же те же самые электронные карты и жетон военнослужащих это около 200 тысяч, понятное дело, что сотрудников МЧС гораздо меньше, чем военных. А вот хотелось бы понять, насколько, сколько в мире стран, которые могут реализовать такой масштабный крупный проект, связанный с инновационными технологиями за счет собственных внутренних ресурсов? У кого есть собственное производство, которое позволяет реализовывать такие проекты, за исключением Соединенных Штатов, наверное и Японии.

Николай ШЕЛЕПИН: Ну хорошо, давайте скажем так. По странам по фирмам, фирм, которые крупные мировые фирмы полупроводниковые, которые в состоянии делать микросхемы для смарт карт и в частности, такие, о которых мы ведем речь, это микросхемы для идентификационных карт, в которых заложены все необходимые элементы криптографической защиты. Таких фирм насчитывается ну около десятка всего лишь во всем мире. Естественно, по странам это есть, скорее, Самсунг, везде самые, естественно есть Соединенные Штаты, естественно есть в Корее Самсунг, кстати, следует заметить, что достаточно огромный потенциальный и количество фирм в Китае, которые производят микроэлектронику, но, скажем, микросхемы для паспортно-визовых документов, удовлетворяющих международные требования в Китае нет. А в России она есть.

ВЕДУЩИЙ: Они закупают?

Николай ШЕЛЕПИН: Да. А в России она есть, скорее всего Самсунга, это их секреты.

ВЕДУЩИЙ: Корейские товарищи. Ну Самсунг, извините, вторая корпорация в мире после Интела по полупроводниковой промышленности. Поэтому считайте, мы за счет как бы интеллекта российских разработчиков, того, что мы совершили, мы втиснулись вот в это не большое количество. И тогда, когда мы сертифицировали первый раз свои микросхемы на платежно-визовой системе Мастер Кард, там существует несколько уровней безопасности, которые надо пройти, ну мы оказались всего лишь там 9 в списке сертифицированных фирм, у которых есть сертифицированные микросхемы по системе безопасности чипов. И судя по всему, этот список не слишком сильно расширился за прошедшее время.
Николай ШЕЛЕПИН: Он не будет расширяться, там жестко держатся высочайшие требования для того, чтобы банковские карты для международных платежных систем не могли делать все, кому хочется это делать.

ВЕДУЩИЙ: Кому не лень. Евгений, если посмотреть на те проекты, о которых идет речь, то многие из них предполагают выпуск миллионов единиц чипов, это достаточно как для меня, как для обывателя, достаточно большие объемы, а наша отечественная микроэлектронная

Николай ШЕЛЕПИН: И какие условия этому потенциалу мы создадим. Потому что действительно, как вы отмечаете, мы говорим, мы об этом много, но условий для развития хайтековских технологий они и вот реальные сдвижки в создании условий для развития хайтековских технологий, они к сожалению, движутся медленнее.

ВЕДУЩИЙ: А если судить по тем предварительным наброскам в плане, которые мне были доступны, то вот несколько этих проектов, включая в том числе, проекты для министерства внутренних дел, с точки зрения объема финансирования, составит, если смотреть по годам, в 2016-м году это около 10 миллиардов рублей. В 17-м году около 12 и соответственно, примерно столько же в 18-м. то есть на кону за три года около 30 миллиардов рублей. Это много или мало для вашего бизнеса в целом?

Николай ШЕЛЕПИН: Для бизнеса в целом это, скажем так, не много, не мало, это достойная цифра, с которой можно уверенно стартовать, если она состоится во всех этих объемах. Как всегда существуют подводные камни, что-то там будет что-то. Но тем не менее, слава богу, или там слава нашим инженерам разработчикам, мы все же сделали достаточно серьезный научно-технический задел, мы уже ведем производство микросхем для паспортно-визовых документов. Мы уже сделали микросхемы, прошли пробы для того, что прописано в план по проекту удостоверения личности гражданина. Мы уже, в общем-то, начали и первые поставки микросхем и карт для платежной системы.

ВЕДУЩИЙ: То есть речь скорее идет не о разработке новых каких-то продуктов, а о масштабизации того, что уже есть.

Николай ШЕЛЕПИН: Совершенно верно. Речь идет о масштабизации, речь идет о работе с нашей стороны по снижению себестоимости, снижению стоимости, чтобы конкурировать с зарубежными. Нас же все время хотят поставить на одну полку во многих позициях, что сделайте не хуже, но чтобы стоило еще меньше. Это как Евгений отметил.

ВЕДУЩИЙ: Если вы сделаете хуже, стоить будут дороже.

Николай ШЕЛЕПИН: Как Евгений отметил, это практически невозможно сделать, при несопоставимых объемах микроэлектронного производства.

ВЕДУЩИЙ: Корейцы тоже с чего-то когда-то начинали, о Самсунге мы и не слышали, но прошло несколько десятилетий, им удалось прорваться на вершину мирового бизнеса. Предлагаю присоединиться к нашему разговору нашему гостю, который находится в нашей удаленной студии в отеле Кемпински Мойка 22, это Андрей Безруков, директор по стратегическому маркетингу GS Group. Андрей, добрый день, слышите ли нас?

Андрей БЕЗРУКОВ, директор по стратегическому маркетингу GS Group: Добрый день, да слышу.

ВЕДУЩИЙ: Андрей, скажите, а вот если смотреть на ситуацию с формированием вот этого перспективного плана государственного заказа на ближайшие три года. С вашей точки зрения, для того, чтобы предоставляли, чтобы компании предоставляли конкурентный продукт, Николай уже об этом говорил, необходимо, чтобы они работали в конкурентном поле, но в рамках госзакупок участвуют только российские компании. У нас всего лишь их там на пальцах одной руки и пальцы окажутся еще лишними. Такой уровень конкуренции он достаточен для этого или нет?

Андрей БЕЗРУКОВ: Коллеги, я конечно, считают, что уровень конкуренции для реализации тех проектов, которые сейчас важны государству, уровень конкуренции вполне достаточный, 2-3 компании здесь конкурировать за государственный заказ вполне могут. С другой стороны, давайте обратимся к тому, чего мы хотим получить собственно на выходе. Если мы хотим поддержать эти несколько компаний, то тот объем средств, который будет выделен в течение нескольких лет, я думаю, что это достаточные деньги и это очень позитивный сигнал для всей отрасли. Если мы все же хотим через несколько лет, через 3-5 лет в перспективе получить какой-то серьезный существенный скачок, как технологический, так и бизнесовый, то разумеется, этого не достаточно.
Я немножко подкорректирую цифры, которые дал Евгений. На сегодняшний день объем российского рынка электронной аппаратуры в конечных ценах составляет ежегодно 3,5 триллиона рублей. Если вы сопоставите эту цифру с объемом государственного заказа на микрочипы, безусловно, это совершенно разные единицы измерения. И здесь нужно говорить о том, что гражданская продукция занимает ? от этого рынка, военная ? и в тех ? гражданского рынка, который сегодня в России есть, это почти 3 триллиона рублей, уровень импорта составляет 90%. Поэтому с нашей точки зрения, а мы работаем именно как частная компания в сегменте потребительской электроники и в частном гражданском секторе, необходимо создавать и сосредотачивать спрос на конечные изделия потребительской и гражданской электроники. А это уже в свою очередь создаст спрос на микрочипы. Например, мы в наших цифровых телевизионных приставках, которые мы для российского рынка производим, используем на сегодняшний день зарубежные кристаллы. Мы сейчас активно обсуждаем, по причине их более низкой стоимости, сейчас достаточно активно обсуждаем с российскими разработчиками возможность использования российских кристаллов, что было бы возможно в случае, если бы стоимость была чуть ниже, что возможно, если будет значительно больше масштаб. Если это будет не несколько миллионов.

ВЕДУЩИЙ: А вам не кажется, что это замкнутый круг, не хватает масштаба, соответственно низкая себестоимость, высокая себестоимость, высокая себестоимость, отсутствие эффекта масштабирования.

Андрей БЕЗРУКОВ: Есть возможность эту стоимость снизить, например, субсидируя производителя микроэлектроники со стороны государства, ту часть затрат, которая у них есть, для того, чтобы достигать паритета по стоимости с азиатскими, например, производителями микрочипов, либо есть возможность выделять конкретные большие сегменты, как уже сделано, например, с документами с паспортно-визовыми различными документами и прочими вещами, дополнительные сегменты таким образом создавать. Например, ГЛОНАСС, например, медицинская техника. Как это делается в развитых странах.

ВЕДУЩИЙ: Спасибо, Андрей. Напомню, что нашим гостем в удаленной студии в отеле Кемпински Мойка 22 был Андрей Безруков, директор по стратегическому маркетингу GS Group. Евгений, Андрей говорит о том, что вы абсолютно правы, хотя и недооцениваете масштаб проблемы. Возможно ли перетекание технологии, которая используется в рамках государственного заказа частный сектор и что в России этому препятствует? Понятное дело, масштаб рынка нашего не достаточен для того, чтобы создавать, видимо, тот масштаб для производителя.

Евгений САВЧЕНКО: Это серьезная проблема, потому что сложности возникают в том, что например, многие частные компании зачастую даже отказываются от государственных денег. Потому что за государственными деньгами следует очень большая ответственность, и собственно говоря, потом предприятия мучают контрольными проверками, прокуратура, Следственный комитет и прочее, прочее. За каждым государством…

ВЕДУЩИЙ: Бесплатный сыр только в мышеловке.

Евгений САВЧЕНКО: И собственно говоря, в значительной степени это затрудняет именно процесс работы предприятий. И поэтому здесь очень сложный вопрос. Безусловно, это создает хороший базис в плане научно-технического задела. Но вот сейчас есть государственная программа развития радиоэлектроники до 25-го года и как раз она предусматривает концепцию, где принцип инвестиционных денег, когда деньги даются под конкретный бизнес-план, вывод какого-то продукта на рынок, и так далее. Это сложная многоярусная система, которая как раз вот в принципе, может позволить создать продукты, которые могли бы завоевывать рынок в том числе и уменьшать долю зарубежных комплектующих, которые используются в радиоэлектронной продукции. Но вот этого механизма перехода от государственного финансирования к появлению реальных бизнес-проектов, которые действительно бы приносили прибыль, давали бы окупаемость, его, к сожалению, сейчас нет. И вот как преодолеть эту пропасть, пока не очень понятно.

ВЕДУЩИЙ: У нас есть другой достаточно интересный механизм, хотелось бы понять как он влияет на рынок отечественной микроэлектроники, на ваш бизнес. Этот механизм связан с санкционными действиями со стороны наших западных партнеров, с середины 2014-го года, в связи с введением санкций со стороны США и Европейского союза, ряд компаний, в том числе в области микроэлектроники, отказываются работать с российскими контрагентами, связанными там с силовыми структурами, с министерством обороны, с МВД. Для вас это создало какое-то место в этом бизнесе дополнительное, либо пока…

Николай ШЕЛЕПИН: С точки зрения государственной политики, политики Минпромторга, были санкции, не было санкций, все что можно разрабатывать и производить для вот этих целей, они стараются размещать на отечественных предприятиях. Поэтому не могу сказать, что это нам создало какую-то специальную долю рынка. Тем более, что мы сейчас ведем речь о так называемом гражданском секторе рынка, и я здесь с Андреем вынужден полностью согласиться, что одной из проблем объемов производства электронных компонентов, производства микросхем, грубо говоря, для нас является то, что компании, которые производили бытовую электронную аппаратуру в России и потребляли бы при этом микросхемы в России нет. Собственно говоря, это те же последствия того же периода нашего тяжелого развития, в результате, эти компании создавались и это здорово, что появились по крайней мере, отверточные. Вопрос, сколько можно двигаться дальше отверточных. Отверточные производства, я понимаю, все блоки покупаются из-за рубежа, примерно как в автомобилях, и здесь только с помощью отвертки скручивается. Эти компании, хоть у нас и есть, завод компании Самсунг в Калуге, который производит телевизоры, но электронную компонентную базу эти компании не покупают. Процесс по этому совершенно правильный, он очень сложный для России, но его нужно идти, нужно идти не только вот, есть непосредственно то, о чем мы начали разговор, это непосредственно стимулирование производства электронных компонентов. Это область, которую в значительной степени мы сами для себя создали в свое время, запуская вот это новое производство, и понимая, что по большому счету продавать некуда эти микросхемы, за рубежом нас сильно не ждут, нужно пройти годы, чтобы сделать конкурентоспособную продукцию.

ВЕДУЩИЙ: Понятно.

Николай ШЕЛЕПИН: И что, собственно говоря, пришлось сделать. Например, те же самые массовые продукты с точки зрения штук, радиочастотные идентификации для транспортных билетов, поэтому кроме чисто микроэлектронного производства мы создали еще весьма передовой на самом мировом уровне цех, который делает непосредственно там билеты.

ВЕДУЩИЙ: Пожелаем вам удачи. К сожалению, наше время закончилось. Напомню, что гостями программы были Николай Шелепин и Евгений Савченко. Вы смотрели программу "Реальная экономика". Это телеканал РБК. Не переключайтесь.