Андрей Шаронов: «Земля — это московская нефть»


На «Микроне» прошёл круглый стол с руководителями промышленных предприятий Зеленограда на тему «Состояние высокотехнологичного сектора экономики города Москвы и перспективы развития». Дискуссия развернулась о реализации государственной политики Москвы в сфере промышленности и инноваций и о развитии радиоэлектронной отрасли. Отдельно участники встречи обсудили меры поддержки Правительством Москвы промышленности города, развитие зеленоградского кластера и расширение «Кремниевой долины России».

Перед началом совещания заместитель мэра Москвы Андрей Шаронов и руководитель Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства Алексей Комиссаров ответили на вопрос Zelenograd.ru о повышении платежей за землю.

— Платежи за землю уже повысились, некоторые собственники зданий в зеленоградских промзонах соразмерно повысили платежи для своих арендаторов, те уже думают повышать цены для своих клиентов. Как в этой ситуации реализуются меры поддержки для высокотехнологичных предприятий?

— Андрей Шаронов: Правительство имеет очень много функций, часть из которых иногда противоречит друг другу. В данном случае правительство реализует, во-первых, фискальную функцию. Мы живем в дорогом городе с дорогой землей. И это должно находить отражение в том числе в кадастровой стоимости, то есть фактически в рыночной стоимости, которая получена методом массовой оценки, как следствие — в налоговой базе и в налоговых поступлениях, доходах бюджета Москвы, на который Правительство выполняет все свои функции, в том числе социальные обязательства. В этом смысле Правительство преследует фискальный интерес.

Второе — это, конечно, стимулирование рационального использование земель. Если в целом посмотреть на состояние многих производственных территорий, промышленных зон Москвы, которых по меньшей мере 209, а есть ещё промышленные площадки, то есть их число и площади существенно больше, то мы можем увидеть абсолютно нерациональное, иногда даже фантастически нерациональное использование, которое возможно только в том случае, если вы не несете никакого бремени от такого экономического поведения. Это вторая задача.

Земля — это московская нефть. Она ограничена, она редкая, она дорогая и мы должны рационально её использовать и с одного, условно говоря, квадратного метра получать больше доходов, больше рабочих мест, больше благ для города и жителей.

Третья функция Правительства состоит в том, чтобы при этом не задушить деятельность, активность, которая на этой земле происходит. Мы пытаемся балансировать между вот этой Сциллой и Харибдой. С одной стороны действительно хотим повысить доходы от земельных платежей, налоги на землю и, как следствие, арендные платежи тоже, но с другой стороны мы хотим, чтобы реально действующие предприятия (мы на одном из таких предприятий сейчас находимся) смогли выжить в такой ситуации. Возможно, пересмотрев те участки, те помещения, которые они занимают (к «Микрону» это не относится), соизмерив их со своими потребностями, со своими доходами отказаться — продать их или организовать другую деятельность на этих площадях — это тоже цель нашей активности.

Кроме того, мы, конечно, будем подходить дифференцировано к установлению ставки. Если кадастровая стоимость это некая внешняя, рыночная оценка и с ней трудно спорить, ее трудно изменять, то ставка находится в руках Правительства и устанавливается законом города Москвы и здесь мы имеем некоторую свободу. И, конечно, у нас есть целый арсенал мер промышленной политики, связанный с более избирательными формами поддержки отдельных предприятий и проектов на этих предприятиях. Вот все это мы попытаемся увязать в то, что называется промышленной политикой Москвы.

— Почему зеленоградские технопарки, у которых много хай-тек арендаторов, такие как «Элма» или «СТМП» пока не получили соответствующий статус, чтобы пользоваться льготами на земельные платежи?

— Алексей Комиссаров: У нас с одной стороны задача создать максимально комфортные условия для резидентов и управляющих компаний таких предприятий, с другой стороны не допустить паразитирования на этом названии. Ни для кого не секрет, что сейчас кто угодно может назвать себя технопарком, повесить вывеску и использовать эти помещения просто как бизнес-центр, сдавать помещения в аренду. Поэтому в законе «Об инновационной и научно-технической деятельности» достаточно жестко прописаны требования и к управляющим компаниям и к резидентам, которые имеют право на получение льгот.

Сейчас у нас на регулярной основе проходят заседания комиссии под председательством Андрея Шаронова, где рассматриваются заявки на получение статуса. Пока его получили технополис «Москва» и технопарки «Слава» и «Строгино», это компании, которые были в наибольшей готовности. На этой неделе будет заседание межведомственной комиссии, где будут рассмотрены около десятка компаний, претендующих на статус резидента. Мы конкурируем с другими странами и городами, чтобы инновационные и высокотехнологичные компании размещались у нас, а не на других территориях.

Автор: Александр Эрлих