Пересдача карт

Почему отношения граждан и чиновников не поддаются оцифровке

Граждан просят не беспокоиться. Повсеместное внедрение так называемой универсальной электронной карты (УЭК) откладывается как минимум на год. Российские парламентарии вынуждены были внести соответствующие изменения в Закон «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг». А значит, при регистрации недвижимого имущества, получении водительских удостоверений и тому подобного жителям страны придется и дальше тратить время в очередях к заветным окошкам и собирать кучу справок. Старая бюрократическая система общения граждан с госорганами оказалась более живучей, чем предполагал президент Дмитрий Медведев, ратующий за скорейшее внедрение универсальной карты и вообще поддерживающий все новомодные новации.

Официально утверждается, что проблема — в отсутствии в стране современного производства микрочипов, на которых и должна храниться вся необходимая информация. Однако «Итоги» без труда нашли такое предприятие, причем на территории Москвы. Проблема оказалась не в чипе. Дело в том, что внедрение УЭК приведет к резкому сокращению бюрократического аппарата. А какому чиновнику это понравится?

Красивая идея

Сама по себе идея УЭК выглядит красиво. Ее суть в том, чтобы минимизировать взаимодействие граждан с чиновниками. Нужен вам, например, документ, удостоверяющий право собственности на квартиру, — с помощью карты, не отходя от окошка в регистрационной палате, можно будет получить все необходимые сведения и оплатить госпошлину. Одно прикосновение этой карты к считывающему устройству, и врач в поликлинике знает, какими заболеваниями вы страдали раньше, как от них лечились, какие лекарства вам противопоказаны, какие нет. Картой можно оплачивать услуги ЖКХ и проезд в общественном транспорте. Она будет учитывать все положенные вам льготы. И для их подтверждения не придется собирать никаких справок. Оплата штрафов, налогов — вся информация будет занесена на вашу карту автоматически. Наконец, на карту может перечисляться и заработная плата.

С помощью УЭК можно даже голосовать на выборах. В этом случае каждый гражданин понимал бы, что произошло с его голосом. «Потенциально, если это возможно на будущее, это было бы красиво», — считает президент Дмитрий Медведев. Однако реализовать идею на практике оказалось сложнее, чем помечтать о ней.

Годовая передышка не стала сюрпризом для участников рынка пластиковых карт. Всерьез о провале проекта заговорили еще в начале ноября. Тогда на сложности по внедрению единого документа указали в правительстве Москвы. А ведь Москва является лидером по IT-развитию среди российских регионов. К реализации проекта здесь приступили еще в феврале. Но уложиться в изначально установленные законом сроки, как говорят в департаменте информационных технологий правительства города, даже для столицы оказалось нереально.

Об этом, кстати, шел разговор еще прошлой зимой, когда Дмитрий Медведев поручил активизировать работу над проектом. Главной причиной задержки президент назвал отсутствие в России производства микрочипов, необходимых для оснащения таких карт. «Ждать, пока создадут наш чип, не будем, потому что иначе его никогда не создадут. Внедряйте с иностранным», — дал поручение Медведев на заседании Комиссии по модернизации и технологическому развитию. Неизвестно, повлиял ли на российских производителей грозный тон президента, но отечественный микрочип для УЭК был изготовлен уже к августу текущего года. Журналистам «Итогов» удалось побывать на предприятии, выпускающем эту продукцию, и убедиться, что отечественный чип получился, возможно, даже более совершенным, чем зарубежные аналоги.

Чип, конечно, дело важное. Но, как оказалось, не главное в этой запутанной истории. «К моменту принятия решения о внедрении УЭК в марте 2011 года наш чип был еще не готов, поэтому на Комиссии по модернизации было принято решение о временном использовании импортного аналога, — поясняет председатель Совета директоров ОАО «НИИМЭ и Микрон» академик РАН Геннадий Красников. — Разница между зарубежным и нашим чипом заключается в надежности и защищенности». Российский чип защищен не только программным способом, но и аппаратным. Иными словами, вся информация на нем записывается криптографическим способом. И расшифровать ее способны только специальные аппараты — криптографы. Это, по мнению специалистов, должно дать гарантию, что записанная на карточках личная информация не будет доступна никому, кроме владельца карты, заинтересованных государственных органов и банков. И в августе такой чудо-чип появился. Получается, что проблема не в отсутствии девайса, и связана она не столько с производством карт, сколько с управлением самим проектом.

Некрасивая история

«Сейчас все говорят только о том, как эти карты выпустить и раздать, но это самое простое. Банки готовы к выпуску карт, для них это дело привычное, — объясняет руководитель управления пластиковых карт ВТБ24 Александр Бородкин. — Смущает отсутствие в законе разъяснений, каким образом государство собирается решить ряд проблем, связанных с идентификацией карт, разработкой различных приложений, логистикой, поддержанием системы».

Иными словами, государство выступает за технический прогресс только на словах. Выпустить карты и раздать их населению — раз плюнуть. Только совершенно непонятно, что с ними делать потом. Как шутят водители московских маршруток: «Нельзя впихнуть невпихуемое». С УЭК именно такой случай. В упрощенном виде ситуация такова: место, куда универсальные карты можно было бы вставлять, отсутствует напрочь. В госорганах нет оборудования для их считывания и соответствующего программного обеспечения! Как выяснилось, никто не озаботился созданием инфраструктуры для полноценного функционирования системы УЭК. Кроме того, для этих карт должна быть создана универсальная база данных всех госорганов. Ее тоже нет и в помине. А значит, карта будет работать только как средство платежа. Чем она в таком случае будет отличаться от обычной банковской карты, непонятно.

На то же самое указывают и в Минкомсвязи. По словам заместителя министра Ильи Массуха, если не преодолеть сопротивление ведомств, то УЭК окажется исключительно платежным инструментом. А городить огород только ради этого точно не стоит. В чем же дело? Как оказалось, в жизненных интересах самого госаппарата.

Илья Массух говорит о том, что своевременному запуску проекта УЭК помешал замедленный «переход на межведомственное взаимодействие». В переводе с чиновничьего языка на русский это означает, что необходимость сотрудничать между собой, когда речь идет об услугах, оказываемых гражданам, для государственных учреждений оказалась новостью. Они просто не готовы к тому самому межведомственному электронному взаимодействию. То бишь обмен информацией между ними не налажен.

О межведомственном взаимодействии говорят и в компании, которая была выбрана правительством в качестве уполномоченного органа по реализации программы УЭК. Она так и называется — ОАО «УЭК», и ее акционерами являются Сбербанк, банки «УРАЛСИБ» и «Ак Барс». Интересно, что руководитель управления общественных связей и рекламы этой компании слово в слово повторил слова господина Массуха. То, как участники проекта тщательно подбирают выражения, комментируя ситуацию, свидетельствует, что согласования между различными ведомствами идут, мягко говоря, непросто. Впрочем, объяснение этому найти можно. «Внедряемая в России универсальная электронная карта станет новым инструментом взаимодействия граждан и власти, который позволит существенно снизить уровень коррупции», — считает президент Сбербанка Герман Греф. Может быть, причина нежелания чиновников переходить на межведомственное взаимодействие связана именно с этим? Ведь необходимость стоять в очередях в соответствующие кабинеты очень часто становится стимулом, чтобы дать на лапу.

Дошло до того, что в некоторых регионах отдельные госучреждения даже принялись выпускать собственные электронные карты. А что? Проект оценивается примерно в 150—250 миллиардов рублей за пять лет. Кто же откажется от участия в распиле такого пирога. «Как только стало понятно, что проект создания универсальной электронной карты — это реальность, так разные ведомства попытались быстренько выпустить свои электронные карты. Верный признак того, что чиновники на этом хотят заработать, накормить и себя, и своих родственников», — говорит Герман Греф.

Впрочем, дело не только в попытке сохранить систему неформальных взаимоотношений чиновников с гражданами, которая никак не поддается оцифровке. По оценке специалистов, внедрение УЭК позволит государству сократить от 60 до 70 процентов госслужащих, занятых в социальной сфере. В России провести такое массовое сокращение столоначальников не удавалось ни царям, ни большевикам, да и вообще никому. Если это получится у несколько обновленной после выборов президента и формирования правительства нынешней власти, можно будет признать, что мы стали свидетелями истинного чуда.

Автор: Константин Угодников