Работа на «Микроне»: возможности и перспективы


Сегодня в студии Zelenograd.ru мы поговорим о работе на «Микроне», о возможностях и перспективах для его сотрудников. У нас в гостях Лилиана Поликарпова, директор по персоналу «Микрона».

Е.П. — Лилиана Владимировна, для начала дайте, пожалуйста, простую сводку — сколько человек сейчас работает на «Микроне», какова средняя зарплата, сколько есть вакансий?

— Сейчас на «Микроне» работает около 1700 сотрудников, средняя заработная плата за 2010 год составила 37634 рублей. В первом полугодии 2011 года, естественно, у нас уже был рост, средняя заработная плата составила 43956 рублей. В квартал бывает от 60 до 180 вакансий.

А.Э. — Вы крупнейшее из коммерческих предприятий в Зеленограде по числу сотрудников?

— К вам в студию приходит очень много предприятий, поэтому у вас есть возможность сравнить. Надеюсь, что да. Мы считаемся крупнейшим, градообразующим предприятием.

Жильё для сотрудников

Е.П. — Одним из важнейших факторов в удержании сотрудников сегодня является не только зарплата, но и жилье. У «Микрона» есть проекты по строительству жилья для сотрудников? В конце сентября СМИ писали, что вы собираетесь строить жилье, доходные дома, участвовать в таких программах...

А.Э. — Я бы расширил этот вопрос. Каким образом вы можете решать жилищные проблемы сотрудников?

— Я тоже читала эту новость, которая прошла в «Известиях». На самом деле, вопрос имеет очень долгую историю, которая началась, когда правительство Москвы озадачилось решением вопроса о строительстве жилья для работников промышленности. В Зеленограде был создан кооператив, куда вошли ведущие предприятия. Правительство Москвы должно было безвозмездно выделить землю и за счет этого сильно снизить стоимость строительства. Но эта схема наткнулась на законодательные препоны — она не соответствовала текущему земельному законодательству.

А.Э. — Насколько я понимаю, всякий раз, когда говорят, что некий дом строится для определенных категорий граждан — это тут же входит в противоречие с законом?

— Совершенно верно. Правительство Москвы столкнулось с тем, что оно не имеет достаточных полномочий для выделения земельных участков под такую индивидуальную застройку. Вторым шагом было проявление инициатив от самих предприятий, заинтересованных в таком строительстве для собственных нужд. Эта схема тоже наткнулась на законодательные препоны — что по закону запрещалось предоставление земли застройщику без объявления конкурса. Затем, когда речь зашла о доходных домах, правительство Москвы трансформировало этот проект и решило, что оно будет застройщиком, который предоставит жильё в аренду предприятиям по низкой стоимости (по сравнению с рыночной), а предприятия, соответственно, будут сдавать это жильё своим сотрудникам в субаренду на своих условиях, которые они считают необходимым. Например, за 30-40% от рыночной стоимости, может быть, и до 20%.

А.Э. — Или до нуля?

— Как решит предприятие. Но это жилье никогда не станет жильем сотрудника. Пока он работает на предприятии...

Е.П. — Взять кредит или ссуду на его получение он не может?

— Нет, это субаренда. Когда этот проект по доходным домам стал обсуждаться, в 2009 году произошел кризис, и проект затих. Кроме того, решения должны были быть законодательными, с закреплением некоторых законодательных норм. Поэтому, имея инициативы и возможности, мы до сих пор ждем определенных нормативных актов, чтобы как-то сдвинуть этот вопрос. Пока мы продолжаем решать его для иногородних сотрудников так, как уже давно решаем. Все-таки вопрос с жильем очень актуален. У нас привлекается очень много сотрудников для инновационного производства, со всех городов и весей, из других стран. Для иногородних мы имеем возможность платить дотации на съем жилья.

А.Э. — Если зафиксировать ситуацию с доходными домами — сейчас вы ждете законодательных изменений от правительства Москвы? Финансовая ситуация немножко исправляется, хотя вроде мы вступаем в новый кризис. Но, так или иначе, пока не решены именно законодательные вопросы уровня Москвы, движения здесь не будет?

— Конечно, да.

Е.П. — Я правильно понимаю, что рабочим вариантом остается доходный дом с арендой площади? Не какой-то кредит сотрудникам, жилье в рассрочку, на которое он должен работать двадцать лет?

— Судя по последним шагам, которые делаются в этом направлении, речь шла именно о доходных домах, потому что для индивидуальной застройки возникло гораздо больше препон, чем, скажем, для того, чтобы правительство Москвы выступало застройщиком.

А.Э. — Если говорить о субсидировании сотрудникам аренды жилья со стороны предприятия — сколько вы сейчас на практике возмещаете арендной платы за квартиру?

— Мы каждый раз мониторим цены на съем жилья, мониторинг идет практически каждый квартал. В среднем мы компенсируем приблизительно 40-50%. Есть определенная градация, кому-то мы компенсируем больше. Самым ключевым сотрудникам мы полностью компенсируем жилье. В среднем дотация для любого пришедшего иногороднего сотрудника, на которую имеет право — 40-50%. Вообще этот вопрос всегда решается индивидуально.

А.Э. — А если у сотрудника семья, и ему нужна двухкомнатная квартира, то как вы в этом случае поступаете?

— Конечно, он может снимать двухкомнатную квартиру. Мы подходим индивидуально. Если он снял двухкомнатную квартиру на семью, можем компенсировать 80-90%. Но в основном мы стараемся останавливаться на однокомнатных квартирах. Потому что если сотрудник с семьей...

А.Э. — Так или иначе, это всегда индивидуальный подход?

— Да, индивидуальный подход, конечно.

А.Э. — Сколько сотрудников у вас сейчас пользуются этой льготой?

— Около 130-150 сотрудников.

А.Э. — Довольно много в процентном отношении.

Е.П. — И это всегда иногородние сотрудники или есть и зеленоградцы? Среди них ведь тоже бывают те, кто нуждается в жилье, молодые сотрудники...

— Как правило, мы решаем вопрос для иногородних, потому что появление их на предприятии без решения этого вопроса просто невозможно. Зеленоградцы уже научились решать этот вопрос, даже самые нуждающиеся. Они в этом городе уже жили, и речь не идет о том, что если мы срочно не начнем решать их проблемы с жильем, они просто не придут — они уже присутствуют на этом рынке, здесь живут. Но и по зеленоградцам тоже бывают индивидуальные решения.

Переподготовка персонала по государственной программе

Е.П. — Весной этого года «Ангстрем» объявил, что получил 17 миллионов рублей государственной субсидии, выделяемой для целей подготовки персонала в рамках модернизации российской экономики. Есть ли подобное на «Микроне», вам выдали такую же субсидию? В каком объеме?

А.Э. — Участвуете ли вы в таких проектах?

— Я не могу комментировать достоверность сведений, о которых вы сейчас сказали. Если «Ангстрем» получает такие средства, то, я думаю, где-то должны быть оставленные следы. Если вы зайдете на zakupki.gov.ru, то там видно, сколько таких средств получает «Микрон», сколько получает «Ангстрем» и какое количество сотрудников мы будем подготавливать. Если сравнивать, — из открытых источников я тоже могу сравнивать, правильно? — то я видела, что «Ангстрем» получил около 7 миллионов рублей (6 900 рублей) и будет вести подготовку более 500 сотрудников. «Микрон» на эти цели получил 9,5 миллионов рублей, и сейчас у нас будет еще одна конкурсная заявка на 500 тысяч рублей, то есть в сумме 10 миллионов рублей. Мы будем готовить примерно 620 сотрудников в рамках двух тендерных проектов. У «Ангстрема», я видела, был заявлен один лот, они полностью ведут подготовку в МИЭТе. «Микрон» пошел более сложным путем, мы заявили 14 лотов, сейчас заявили и 15-й лот. Мы будем сотрудничать не только с МИЭТом, но и с Language Link, потому что у нас практически вся компания учит английский язык.

Е.П. — Вы будете вести не только техническую переподготовку сотрудников, но и учить их языкам?

— Будет много технических курсов, конечно — и с МИЭТом, и с другими компаниями. У нас очень много технических лотов. Будет и менеджерская подготовка — технологии современного менеджмента, экономика. И с Language Link у нас английский язык.

А.Э. — Вы подходите более индивидуально, детально — смотрите, кому что нужно: этим сотрудникам нужно язык подтянуть, этим сотрудникам нужно в МИЭТ?..

— Конечно, когда мы будем планировать курс, там будет индивидуальный подход, но сейчас идет речь о массовой подготовке более 600 человек, и подготовку нужно будет пройти в достаточно сжатые сроки. На самом деле, это нелегкий проект.

Е.П. — Насколько я помню, «Ангстрем» собирался подготавливать персонал главным образом под свое новое производство. А вы собираетесь делать переподготовку подо что-то конкретное? Под запуск новой линии 90 нм, может быть?

— Я видела, что у нас и у «Ангстрема» практически одинаковый набор курсов от МИЭТ. Все-таки МИЭТ имеет определенную направленность, там речь идет о Cadence, об AutoCAD, о техническом английском. Может быть, мы возьмем немножко того, что касается обслуживания инфраструктуры, поскольку у нас все-таки микроэлектроника. «Ангстрем», может быть, больше возьмет под свои новые проекты, но, в принципе, по набору курсов я вижу ту направленность, которую может дать МИЭТ, не больше и не меньше.

А.Э. — Вы ведете языковую подготовку, подготовку на базе МИЭТа — в какие еще вузы и учебные центры вы будете направлять своих сотрудников?

— Как я уже сказала, в рамках проекта опережающего обучения у нас 14 лотов — это много. В МИЭТе у нас будет Cadence, AutoCAD, технический английский, курс по очистке воды с привлечением иностранных преподавателей — мы запускаем новую азотную станцию. Будет еще несколько специализированных небольших курсов технической направленности с МИЭТом. Кроме того, у нас будет проект с Академией народного хозяйства.

А.Э. — Это уже менеджерские курсы?

— Да, менеджерская подготовка для руководителей, топ-менеджеров и специалистов, то есть для ключевого кадрового резерва. Будут курсы «Организационное поведение», «Лидерство», «Психология управления», «Управление персоналом», «Финансовый менеджмент» — мини-MBA, можно так его назвать. Еще два или три лота будут на организацию курсов по автоматизации производства, где будут обучаться все специалисты, занятые в новых проектах, и отдел информационных технологий. Еще три лота — один с «Роснано» и два со «Спектроникой» — это курсы, которые будут проходить специалисты, занимающиеся развитием инфраструктуры. Эти курсы как раз рассчитаны под 180 нм и 90 нм, наши новые проекты. И еще будет несколько индивидуальных курсов менеджерского характера. Кажется, я ничего не забыла.

Праздники, детские лагеря и планы на корпоративный детский сад

Е.П. — Давайте перейдем к теме социальных программ на «Микроне». Расскажите, чем изнутри вы радуете своих сотрудников? Понятно, что есть, наверное, соцпакеты. Что-то еще интересное есть?

— Чем радуем сотрудников? Радуем, конечно, в сфере профессионального развития, о котором я рассказала. Когда компания позволяет тебе учить английский язык, когда она тебе дает какую-то подготовку помимо технической — это тоже мотивация. Я считаю, что у нас огромным мотивационным пластом являются стажировки за рубежом в рамках инновационных проектов. В 2010 году у нас прошли стажировку за рубежом 74 сотрудника. В этом году уже за первое полугодие у нас прошло столько, сколько за весь 2010 год. Я уже упомянула про мини-MBA в опережающем обучении, и, собственно говоря, на «Микроне» это системная работа. У нас есть свои мини-MBA в рамках корпоративных университетов и управляющей компании, а также в АФК «Системе», дочерней компанией которой мы являемся. У нас есть магистратуры, собственная базовая кафедра в МИЭТе, где ведется подготовка руководителей и специалистов различного уровня. Из руководителей у нас в прошлом году 230 человек прошли различные курсы повышения квалификации, включая долгосрочные, то есть послевузовское образование. В год 10-15 человек направляются в бизнес-школы. Естественно, это тоже очень мотивирует сотрудников.

А.Э. — А помимо обучения? Тимбилдинги, выезд детей в летние лагеря, корпоративные праздники...

— У нас уже есть сформировавшиеся праздники и мероприятия, которые мы поддерживаем из года в год — потому что если ты в один год что-то сделал и показал, что можешь это делать хорошо, то ты будешь это делать всегда. К примеру, из года в год у нас проводится день лыжника. Сначала мы организовывали это как самостоятельное мероприятие, а сейчас организуем с округом Матушкино-Савёлки, с городскими властями, вливаясь в общегородское мероприятие — при этом мы обязательно ведем свой учет спортивных достижений среди лыжников и, конечно же, раздаем свои призы в разных возрастных категориях. Еще один праздник, который тоже стал уже традиционным, посвящен Дню защиты детей. Мы всегда проводим мероприятия с городом и собственные детские праздники, приуроченные к этому дню — уже два года мы возим детей сотрудников в «Ведогонь», организуем представления с сотрудниками, с папами, мамами. Есть и день первоклассника для детей сотрудников — у нас каждый год 10-15 сотрудников имеют первоклассников и с такой радостью подходят к этому празднику, ведь для родителей это событие! Эти мероприятия проходят у нас на ура.

А.Э. — А что-нибудь типа корпоративных детских садов? Сейчас в Зеленограде, наверное, не так остро стоит проблема мест в детских садах, но, тем не менее, вы рассматривали такие планы?

— Рассматриваем. Но здесь, знаете, всё как с жильем — пока не будет программ государственных поддержки корпоративных садов... Об этом сейчас ведется речь, и эта тема уже поднималась в прошлом году.

А.Э. — Движения пока нет?

— Да, пока нет.

Е.П. — Насколько я помню, там все застряло на том, что никто из компаний не смог пройти санитарные нормы на помещения, это было нереально.


— У нас это ограничено тем, что мы находимся в промышленной зоне, где нельзя организовывать детские сады. Но это не значит, что «Микрон» не может организовать сад в принципе. Если город сформирует программу, по которой он поможет с воспитателями, обустройством помещения, содержанием детей...

А.Э. — Вы сейчас ждете инициативу от города?

— Да, мне бы хотелось, чтобы город принял такую программу, потому что речь уже шла об этом. Помещение мы бы нашли вне нашей зоны. Один из топ-менеджеров предлагал сделать сад на территории НИИ ТМ [Научно-исследовательский институт точного машиностроения, входит в бизнес-направление «Ситроникс Микроэлектроника» — прим. Zelenograd.ru], она не относится к промышленной зоне, мы можем это рассмотреть, например, наша дочерняя компания сделает детский сад своим бизнес-направлением...

Е.П. — Городская программа что должна предполагать? Выделение финансирования? Или должна быть нормативная поддержка?

— Да, нормативную поддержку. Но, естественно, она должна быть связана и с направлением в эту программу каких-то средств. Это было бы просто замечательно, чтобы такой проект имел очень хороший фундамент.

А.Э. — Я знаю, у вас есть «Микроновский» лагерь «Жемчужина». Он еще ваш?

— «Жемчужный берег». Да, конечно. Каждый год он работает как детский лагерь, там проходит три-четыре смены, а в сентябре он работает как пансионат как сотрудников.

А.Э. — Дети сотрудников туда ездят?

— Да, у нас идет примерно 50-80% оплаты путевки. Еще у нас есть подмосковный лагерь «Заря», который сейчас пытается быть коммерческим, перейти на коммерческую основу — наверное, это правильный путь.

А.Э. — Это еще сохранившиеся с советских времен социальные базы, социальная инфраструктура — вы все поддерживаете?

— Да, конечно. У нас спецусловия в «Заре», которая сейчас становится коммерческой. Ну, и «Жемчужный берег», где наши сотрудники отдыхают, тоже очень популярен.

Е.П. — Я знаю, вы предлагаете туда путевки и зеленоградским детям-льготникам. Просто часть отдаете городу?

— Часть путевок мы даем как льготные для наших сотрудников, но эти лагеря все-таки коммерческие организации, у них 500-600 детей в смену, им надо зарабатывать <и другими способами, контрактами с государством или коммерческими путевками.

«Растим смену» — «Микрон» плюс школьники

Е.П. — Приближается фестиваль «РИТМ Зеленограда», молодежный фестиваль научно-технического творчества. В прошлогоднем «РИТМе» «Микрон» тоже принял активное участие. Как вы вообще работаете со школьниками, со студентами?

— Подтверждение того, что у нас с этим все хорошо — наши заслуженные награды. В прошлом году мы стали лучшим работодателем Москвы в номинации «За развитие рынка труда», и нам был вручен диплом за организацию временного трудоустройства молодежи, стажировок учащейся молодежи. В этом году мы стали вторыми по Москве в конкурсе «Растим смену» тоже по показателям трудоустройства, предоставления рабочих мест для временного трудоустройства молодежи. Мы сотрудничаем с центром профориентации «Компас», у нас там есть стенд. Мы организуем экскурсии для школьников, и прошлом году нас посетило 292 школьника и студента. Это такая профориентационная работа.

А.Э. — Она, скорее, направлена на старших школьников, которые выбирают, в какой вуз пойти, куда пойти работать, куда пойти получать среднее специальное профессиональное образование. А как вы работаете со школьниками помладше, пятый-шестой класс? С ними ведется какая-то работа, чтобы уже в этом возрасте сориентировать их к себе? Я поясню проблему, как мы ее видим: проводится очень много конкурсов научно-технических проектов молодежи и школьников, — тот же «РИТМ», «Научный городок», — но проектов на самом деле нет. Когда мы общаемся с экспертами в этой области, они говорят, что проблема в том, что предприятия не заказывают разработки на этом уровне, не предоставляют школьникам научное руководство, кураторство. И экспертам хочется видеть на этом на рынке образования работу предприятий, «Микрона» в том числе...

— Пятый-шестой класс — какая это возрастная категория? Сколько это лет?

Е.П. — Двенадцать-тринадцать.

— Двенадцать лет. Представьте наше сложное производство. Даже когда мы проводим экскурсию со школьниками, мы обычно действуем по одному и тому же сценарию: сначала приводим их в учебный класс, показываем им наши учебные фильмы и рассказываем о производстве — элементарно о том, что производим, и о технологии. Детям пятого-шестого класса это трудно, сложно, неинтересно. Мы не конфеты производим, чтобы быть любимыми детьми такого возраста. У нас есть сложившаяся практика профориентационной работы, в которой мы ориентированы на работу со школьниками восьмого-девятого класса.

А.Э. — Именно на профориентационную работу, а не на работу, направленную на развитие научной, технической мысли, НТТМ?

Е.П. — Вот в Москве, например, есть такой музей — «Экспериментаниум». В Зеленограде, для «Микрона» невозможен такой проект? Это годится для всех школьников, они будут ходить с удовольствием смотреть занимательную физику и знать, что это создано «Микроном», который таким образом создаст себе имидж?

А.Э. — Возможно ли для вас ориентировать детей не на то, чтобы они пошли уже работать к вам на производство, а создавать у них интерес вообще к техническому творчеству, к научной работе — заодно в будущем имея в виду, что они к вам придут?

— Я считаю, поступая так, мы будем просто отбирать хлеб у наших детских учреждений. Чем они будут заниматься, если мы будем формировать любовь к науке у таких совсем маленьких детей? На самом деле, для детей наших сотрудников у нас была специальная акция ко Дню защиты детей — мы показывали им производство, а потом просили их в конкурсе рисунка показать то место, где работает их мама или папа. Но не могу сказать, что сейчас мы можем поставить своей целью работу с младшими детьми — практическую пользу от этого мне сейчас увидеть трудно. Сейчас мы выбрали школы с физико-математическим уклоном, с английским языком, у нас набралось около двадцати экскурсий, которые мы проведем в течение года. Это я считаю полезным и понятным.

А.Э. — Понятен выхлоп этой работы?

— Да, и понятен выхлоп. Мы будем видеть благодарную заинтересованную аудиторию, потому что мы приведем их в наш учебный класс, покажем наши учебные фильмы.

А.Э. — В общем, пятыми-шестыми классами должны заниматься детско-юношеские центры.

— Мы организовали свой стенд в центре профориентации «Компас». Мы можем с маленькими детьми раз в год, может быть, делать мероприятия в центре профориентации. Но водить их на производство в таком возрасте я не вижу никакого смысла.

Награды РИТМа Зеленограда и целевое обучение в МИЭТе

Е.П. — Может быть, расскажете в преддверии РИТМа, какие у вас планы на победителей? Вы будете выбирать там своих «фаворитов»? Что вы им дадите в качестве призов?

— Кстати говоря, я сейчас смотрела, на РИТМе представлено 193 проекта на научно-техническую оценку экспертов. Я была на совещании в префектуре, и там прошла информация, что среди участников неожиданно оказалось очень много именно младших школьников. Так что можно считать, что детские учреждения работают в правильном направлении, потому что наш город — город науки, здесь научно-техническое творчество как нигде нужно развивать и популяризировать. На РИТМе мы будем выступать в качестве экспертов и, конечно, будем давать свои призы в возрастных категориях. Нам будет очень приятно видеть и младших школьников, и школьников средних классов.

Е.П. — Какие будут призы — пока секрет?

— Да, префектура даже просила сохранить интригу до субботы. У нас в этом году возникли примерно такие же идеи насчет поощрений детей по возрастным категориям, как и в прошлом году: тогда детям младшего школьного возраста мы давали льготные путевки, детей среднего возраста приглашали на наши КВНы, праздники, про которые я еще хочу упомянуть. Целевой набор в прошлом году был, в этом году это не очень актуально. Еще у нас был ряд призов, которые мы, наверное, повторим... В общем, обо всем проболталась, раскрыла все секреты :) В этом году у нас еще возникла идея по трем близким нам номинациям, — электроника, наноэлектроника, информационные технологии, — учредить собственные призы. Эксперты проведут оценку, и мы наградим своих победителей по этим направлениям, а не только по возрастным категориям.

Е.П. — А с победителями прошлогоднего РИТМа, награжденными «Микроном» вам удалось завязать какие-то контакты, продолжить общение? Помимо того, что они получили приятные призы...

— Им еще рано к нам приходить на работу, но на экскурсии они точно у нас были, они нас запомнили как работодателей. Вообще наша цель для таких детей — чтобы они запомнили нас...

Е.П. — Просто обозначить марку.

— Да. Это называется в HR «имидж работодателя», то есть заявить о себе как о работодателе.

Е.П. — Вы участвовали в программе целевого обучения в МИЭТе ? Мы знаем только, что все зеленоградские предприятия подавали свои заявки, и префектурой было сформировано какое-то общее количество выпускников, необходимое зеленоградским предприятиям в будущем. МИЭТ принял около 40 зеленоградцев на целевое обучение.

— Наших из них восемь. Вы знаете цель этого проекта целевого обучения? В первую очередь, это закрепление кадров в городе, потому что это бюджетная форма обучения, и, соответственно, повышение эффективности расходов на подготовку специалистов. Что она дает? Гарантированное трудоустройство и гарантированную практику. Кстати, с трудоустройством сейчас возникают некоторые вопросы, которые требуют решения, потому что город заинтересован в том, чтобы молодой человек остался в городе, а предприятие заинтересовано, чтобы он остался на предприятии. Соответственно, целевой набор строится таким образом, что студент должен определиться с местом работы и практики и закрепиться на одном из зеленоградских предприятий.

Е.П. — А сейчас он не всегда выбирает в итоге именно это предприятие для работы?

— Да, эти рычаги закрепления на предприятии в рамках целевого набора еще не отработаны. Мы думаем, как это сделать. Может быть, путем стипендии... Мы сейчас решаем этот момент, пока таких рычагов нет.

Е.П. — Получается, место будущей работы и практики гарантированное, но не обязательное, то есть студент может уйти к другому работодателю или просто совсем уйти?

— Совершенно верно, он абсолютно свободен. С точки зрения целевой прием для предприятий <еше не отработан>...

Е.П. — Как нам пояснили в МИЭТе, эта проблема будет решаться позже — возможно, ребята будут определяться с местом работы и практики на старших курсах. Приём идёт лишь второй год, самые старшие «целевики» сейчас второкурсники.

— Да, скорее всего, определяться будут с третьего-четвертого курса, когда начнется практика. Наверное, тогда к этому вопросу надо будет возвращаться. Но рычаги надо продумывать уже сейчас, конечно.

КВН и спорт

Е.П. — Давайте закончим, может быть, на самом весёлом. Расскажите нам про КВН на «Микроне».

— Вы знаете, когда-то, четыре года назад, встал вопрос о том, что хорошо бы отметить праздник, чтобы это было интересно для людей разного возраста — на «Микроне» и молодежи много, и среднего возраста много. Нужно было, чтобы праздник был интересным для всех и вызывал чувство сопричастности к происходящему. Тогда возникла идея проводить игры КВН, консолидировать наши актуальные темы за весь год в таком формате. Идея пошла с первого года, и потом, как я уже сказала, если ты умеешь делать что-то хорошо, то уже просто будешь обязан это делать. На второй год, и третий, и четвертый все уже стали ждать этого события.

Е.П. — У вас одна команда КВН, или их несколько и они соревнуются?

— У нас их несколько, выступают три-четыре команды из сотрудников разных подразделений. Как правило, у нас выступают команды «Наука», «Производство», «Инфраструктура» и, как мы ее называем, «Башня» — команда функциональных подразделений, скажем так.

Е.П. — В основном в КВН играет молодежь, наверно?

— Вы знаете, не только молодежь. У нас уже и начальники включились в это движение, есть люди разного возраста. В этом году мы решили развить эту затею — убрать момент соревнования, собрать одну команду и сделать не КВН-соревнование, а КВНовский капустник. Он пройдет, как обычно, в декабре в ДК «Зеленоград» на нашем празднике, вот в таком новом формате. Неизменным там останется подведение итогов конкурсов «Лучший специалист» и «Лучший по профессии» — это еще одна наша программа, мы всегда раз в год подводим итоги: выводим на сцену 16-18 человек и награждаем их под фанфары и аплодисменты больше тысячи зрителей, делаем фото с руководством. Конечно, это очень важный момент, участникам он запоминается надолго, поэтому у людей есть желание выиграть — желающих принять участие в конкурсе очень много.

Е.П. — На капустник, на КВН никого не приходится гнать, специально стимулировать активность, заставлять придумывать что-то?

— Нет, с набором команд у нас вообще нет никаких проблем. Во-первых, это уникальная возможность заняться чем-то, не связанным с работой — причем поработать в этом с профессионалами, потому что у нас всё поставлено на профессиональную основу: с командами КВН занимаются профессиональные сценаристы, постановщики... Представление на полторы тысячи человек это уже не самодеятельность, потому что одной самодеятельностью ты не сможешь «держать» зал два с половиной часа. Поэтому мы из участников пытаемся сделать настоящих артистов. Приглашаем к себе профессионалов из ведущих команд КВН, команд высшей лиги. И с желанием участвовать в таких проектах у нас всё нормально.

Е.П. — И мы еще не упомянули тему спорта на «Микроне»...

— Летом мы всегда проводим кубок «Микрона» по футболу. Это тоже стало у нас традицией, ей уже пятый год. И там кипят такие страсти, не меньше КВНовских! Иногда даже опасаемся, как бы не было травматизма у спортсменов. Участвует в кубке более восьми команд, мы их формируем от разных подразделений, покупаем им форму. Есть турнирная таблица, все лето проходят отборочные игры, а в августе — финальная игра. Это мероприятие всегда проходит с поддержкой Матушкино-Савёлки, мы постоянно пользуемся футбольным полем «Быково болото», в этом нам помогает управа.

Е.П. — Победители соревнуются за престиж или они получают какой-то приз?

— За желание быть лучшим. Призом становится кубок «Микрона».

Е.П. — И кто удерживает этот кубок в последние годы?

— Разные подразделения выигрывают. В этом году победила наша дочерняя компания — мы им разрешили один год поучаствовать, а они взяли и победили. Но наши упорно сражались, я видела эти лица! Это все-таки мужская игра, и мужчины в стремлении быть первыми... сносят все преграды. Такие страсти бушуют!
Еще, если заканчивать тему спорта, мы арендуем ФОК «Радуга» для командных игр и дотируем абонементы в фитнес-клуб «Greencity». Эти дотации пользуются популярностью у наших сотрудников.

Автор: Александр Эрлих, Елена Панасенко