«Микрон»: проекты, продукты и импортозамещение


Нынешний год оказался непростым для микроэлектроники. На ведущих отраслевых конференциях весной с воодушевлением говорили об импортозамещении и отечественной электронной компонентной базе, озадаченно — о западных санкциях. Летом были ужесточены условия экспорта в Россию технологий двойного назначения, которые затронули ряд крупных предприятий, работающих на ВПК. Одновременно обрели актуальность «старые» темы: создание национальной платежной системы на электронных картах, внутреннего электронного паспорта.

О текущих проектах и продуктах «Микрона», а также о надеждах и проблемах крупнейшего российского производителя микроэлектроники Zelenograd.ru рассказал Алексей Дианов, директор по корпоративным коммуникациям «Микрона». 

— Какие из направлений работы «Микрона» наиболее значимы для вас сейчас? Какие обеспечивают предприятию наибольший доход и какие — самые заманчивые перспективы?

— «Микрон» позиционируется как единственный в России массовый производитель современных микропроцессорных карт, включая банковские карты и электронные документы, средств радиочастотной идентификации, а также крупнейший поставщик транспортных решений и интегральных схем промышленного назначения на российский рынок. Разумеется, развитие отечественного аппаратостроения и удовлетворение спроса на современные электронные документы — удостоверение личности гражданина РФ, паспортно-визовые документы нового поколения — наши важнейшие приоритеты, исходя из чего «Микрон» и строит свою маркетинговую и сбытовую политику. Помимо этого, «Микрон» был и остается одним из крупнейших экспортеров отрасли — вот уже много лет источники вторичного питания (регуляторы напряжения, контроллеры управления СИД) и прочие аналоговые схемы исключительно востребованы на рынках Юго-Восточной Азии и мира.

— На недавней экскурсии по заводу нам традиционно показали цех по выпуску транспортных карт — сегодня это самое ёмкое направление «Микрона», использующее чипы с линии 180нм? 

— «Микрон» выпускает 30-40 миллионов транспортных карт в месяц, это не только карты для Московского метрополитена, но и проездные Мосгортранса, а также карты для транспортных систем других городов и регионов России — там поставки поменьше. Мосгортранс и его система транспортных карт действительно сейчас один из самых крупных наших потребителей. Кроме того, мы массово выпускаем и другие карты с радиочастотной идентификацией. Например, ски-пассы для горнолыжного курорта «Роза Хутор» или одноразовые билеты для камер хранения РЖД. 

— Вы делаете транспортные карты только для бумажных билетов, или для московской «Тройки» тоже? 

— Да, всё это наши изделия. Сейчас мы активно выходим с подобными продуктами на региональные рынки. 

— Метро и наземный транспорт Москвы становятся местом применения не только транспортных, но и банковских карт — весной было объявлено что скоро на станциях метро и на троллейбусных маршрутах можно будет расплачиваться за билеты и пополнять «Тройку» картами с технологией MasterCard PayPass, а в будущем их смогут принимать и сами турникеты вместо билетов. Эти планы затрагивают «Микрон»? 

— Это вопрос касается не сборки, а возможности бесконтактного считывания информации у современных банковских чипов. Мы производим в год более 15 миллионов банковских карт, в том числе и с чипами, поддерживающими технологию PayPass. Применяемые банковские чипы пока импортного производства, но у нас завершается в этом году разработка отечественных чипов, поддерживающих технологии как контактного, так и бесконтактного считывания. После их сертификации в международных платежных системах мы сможем начать использовать отечественный чип при производстве конечного продукта — банковской карты для российских банков. Разумеется, эти карты можно будет использовать для оплаты проезда так же, как и карты с импортными чипами. 

— Есть ли у вас виды на другие масштабные проекты — скажем, совместные планы с РЖД и с билетами для железных дорог? 

— Конечно, есть: мы уже поставляем карты для «Центральной пригородной пассажирской компании», московского пригородного перевозчика. Они сейчас решают задачу ограничения доступа на платформы, минуя турникеты. Мы поставляли билеты для олимпийского поезда «Ласточка» (Сочи — Красная Поляна), наши RFID-метки использовались в каждом пропуске участника Олимпиады в Сочи для контроля за безопасностью. Сама метка — это просто бумажка с антенной и чипом, а для ее эффективного применения нужно создавать целые системы с бесконтактными считывателями меток, системой выдачи и персонализации, распределенные базы данных и сервера для хранения информации, каналы связи, проводить обучение персонала. А это делать непросто и недешево. 

Например, есть идея сделать полис ОМС с чипом, чтобы в него можно было записывать диагнозы, назначения врача, другую важную информацию о пациенте. Спросили: «Сколько будет стоить чип?» Получили ответ: «Недорого — три рубля» — «Отлично! Давайте делать!» Но ведь даже в рамках Москвы для работы подобной системы нужно в кабинет каждого врача поставить считыватель, разработать программное обеспечение всей системы, написать ответную часть операционной системы для карт, что само по себе — колоссальный объем работ. Кроме того нужны компьютеры, базы данных, линии связи, обучение персонала всем этим пользоваться — все это называется системной интеграцией. Получается сумма в несколько миллиардов рублей при «копеечной» стоимости метки. И от идеи отказываются. 

— В сфере банковских карт летом появились новости о выходе на российский рынок китайской платежной системы UnionPay в связи с отказами в обслуживании, которые VISA и MasterCard вводили для ряда российских банков. В ответ на это банки заинтересовались переходом на альтернативные платежные системы, некоторые заявили о готовности к эмиссии карт UnionPay и к закупке для этого карт у отечественных поставщиков. «РТИ» уже цитировали в прессе: «готовы начать производство чипов для карт „хоть сейчас“, идут переговоры о выпуске карт с банками». У «Микрона» есть такие заказы? 

— Банки заказывают у нас именно сборку карт, которая производится пока на импортном чипе. В принципе, у нас в серийном производстве есть чип Универсальной Электронной Карты (УЭК), на котором есть банковское приложение и который сертифицирован системой «MasterCard». То есть он может использоваться как обычный банковский чип. Но на нем помимо банковского приложения, в соответствии с техническим заданием, установлено еще много других приложений. Поэтому его использование получается дороже, чем установка простого банковского чипа. 

— В перспективе у «Микрона» будет свой банковский чип? 

— Он сейчас в разработке, которую планируется завершить к концу 2014 года. В 2015 году после сертификации у VISA и MasterCard мы сможем ставить его в банковские карты вместо импортных чипов — а мы делаем порядка 20 миллионов банковских карт в год. В целом, подобный подход по замещению импортных микросхем собственными «Микрон» реализует с самого начала 2000-х: когда сотовые операторы стали очень активно продавать свои SIM-карты в пакетах с тарифами, предприятие занялось сборкой SIM-карт с импортным чипом. Получив определенный доход, мы с помощью средств инвесторов построили чистое производство 180нм и начали выпускать собственные чипы для SIM-карт. С тех пор в них только отечественные чипы. То же произошло с транспортными картами, в которые сначала ставили чипы NXP. Карты продавали, вкладывали деньги в разработку собственного аналога, и, когда научились делать свои чипы, стали просто ставить свои. То же самое сейчас происходит с чипами для зарубежных биопаспортов: в этом году мы поставляем для них 3,5 миллиона чипов отечественного производства и готовы увеличить объемы производства под новый заказ от ФМС. То есть, это стандартный процесс: сборка конечного продукта на импортном чипе, разработка и выпуск собственного, тестирование, сертификация и, наконец, замена на сборке конечного продукта импортных чипов отечественными. Так же будет и с банковскими картами. Ряд банков уже подтвердил готовность закупать у нас карты с российскими чипами, прошедшими необходимую сертификацию. 

— Летом же было много разговоров летом про национальную платежную систему… 

— «Микрон» имеет самые серьезные планы по развитию национальной платежной системы: в настоящий момент времени ведется дискуссия, что именно будет взято за основу и какие продукты появятся. У нашей компании есть все необходимое для того, чтобы предложить свои чипы для платежных карт НСПК. 

— Минфин предложил снизить планку по требованиям к чипам для систем с таким статусом — раньше они должны были изготавливаться строго в России, сейчас предложено оставить только отечественную сборку. Что об этом думает «Микрон»? Вероятно, выпуск отечественных чипов для национальных карт мог бы быть для вас большим потенциальным заказом? 

— Значит, мы в своей стране будем вынуждены конкурировать за использование отечественного чипа в картах национальной платежной системы. Не скажу, что это плохо — у нас же конкурентный рынок. Но, например, в Китае есть строгие нормативы по использованию в платежных системах и электронных документах только китайских чипов. Более того, по «странному стечению обстоятельств» все конкурсы на национально значимые проекты (а туда допускаются все мировые лидеры — Gemalto, Cona, Obertur и др.) почему-то выигрываются пятеркой крупнейших китайских национальных изготовителей. А Россия, получается, совершенно не опасается использования импортных чипов там, где их блокировка по команде «извне» может послужить причиной экономического коллапса. 

— Ваши идеи по защите отечественных производителей микроэлектроники пока не находят внятной реализации? 

— Мы и сейчас придерживаемся идей защиты отечественного производителя высокоинтеллектуальной продукции и всячески лоббируем их, но пока не видим особой реакции, кроме громких заявлений. Возможно, в этих предложениях Минфина и была какая-то своя мотивация, но нам они показались непонятными. Если бы было законодательно установлено обязательство банкам использовать в эмитируемых картах НПС чипы только отечественного производства, «Микрону» бы это загрузило производство и позволило направить вырученные средства на разработку и импортозамещение других типов микросхем. Ведь разработка новых изделий — а именно так происходит импортозамещение — это долгий и очень дорогой процесс, который, как правило, финансируется за счет собственных средств компании. 

Более того, как ни странно, до сих пор нет юридически внятного понятия «отечественная микросхема». Например, в законе «Об УЭК» есть требование по использованию «только отечественных интегральных микросхем», а Минсвязи каждый год выпускает в декабре распоряжение о том, что на следующий год этот пункт закона не принимается во внимание. Почему? Потому что до сих пор не выработаны и не сформулированы критерии отнесения интегральной микросхемы к изделию отечественного производства. А без этих критериев невозможно четко сказать: вот эта микросхема — отечественная, а эта — нет. 

— Но ведь история с выработкой критериев «отечественных микросхем» уже продолжается довольно давно? 

— Да, несколько лет. Критерии согласуются между министерствами и ведомствами. Если они будут приняты, то в отдельные тендеры на госконтракты можно будет просто вводить дополнительный пункт требований: «разрешается применение только отечественной микросхемы», и вопрос решится сам собой. Пока же ситуация «безвременья» очень удобна для иностранных компаний, для которых сейчас не существует никаких механизмов, ограничивающих их присутствие на российском рынке. 

— При этом карты для национальной платежной системы, возможно, «Микрон» же и будет собирать — на импортных чипах? 

— Конечно, мы будем участвовать в тендерах на сборку карт. Если в национальной платежной системе будет использоваться импортный чип, он должен будет пройти в ней обязательную сертификацию. А какие там будут требования — пока никто не знает. Например, если среди требований будет раскрытие ядра и кодов, топологии кристалла или использование российских алгоритмов шифрования, то та же компания NXP вряд ли захочет на это пойти… Они, имея огромный рынок за рубежом, могут предпочесть просто проигнорировать российский рынок. А вот «Микрон» сможет открыть все данные. Это же запрашивают наши российские ведомства — какие тут могут быть «секреты»? Вообще тема национальных платежных систем мне представляется довольно сиюминутной. Это, скорее, просто реакция на сложившуюся ситуацию с зарубежными операторами платежных систем. Если завтра Microsoft ограничит поддержку системы Windows в России, самым важным сразу станет вопрос разработки национальной операционной системы. Сейчас накал обсуждения отечественной платежной системы уже снизился: «волна» прошла. 

— В соответствии с новыми требованиями статус национально значимых платежных систем могут получить и VISA с MasterCard. Неясно, как всё это соотносится с провозглашенной политикой импортзамещения… 

— Немного иначе: VISA и MasterCard могут создать в России свои дочерние структуры и процессинговые центры с участием Центробанка РФ, которые формально могут считаться НПС. А с политикой импортозамещения многое непонятно. У нас пытаются почему-то заместить ту импортную продукцию, которую мы здесь вообще не умеем или не можем производить, а ту, что можем, заставляют конкурировать с зарубежными аналогами. В том же Китае существуют огромные преференции для новых микроэлектронных производств, которые на длительный период времени освобождаются от налогов и таможенных пошлин, получают льготы по коммунальным платежам. Поэтому, выходя со своими товарами на российский рынок, они могут очень сильно демпинговать, ощущая за своей спиной поддержку всего китайского государства. «Микрон», к сожалению, не имеет таких возможностей. Мы выходим на конкурс с продуктом за 5 рублей, а китайцы предлагают аналог за 3 рубля. Он низкокачественный, толком не оттестированный, но конкурс они все равно выиграют, так как подведение итогов проходит формально, без учета географии происхождения продукта. И в результате на российском рынке в государственном контракте отечественная компания, имеющая лучший по качеству продукт, проигрывает иностранцам. А то и вовсе не может выйти на конкурс, так как в его условиях уже прописаны стандарты иностранных производителей, зачастую определенных заранее, которые не могут быть реализованы на наших производствах без выплаты роялти иностранному владельцу патента. 

— За этот год, когда тема импортозамещения стала очень актуальна, «Микрон» получил какие-то конкретные преференции, бонусы и вообще почувствовал реальные шаги государства в сторону отечественного производителя? 

— В целом всё осталось как было. Например, прошёл конкурс на поставки социальных карт москвича нового образца, в конкурсной документации было прописано обязательное требование использования зарубежного стандарта, продукты под который, по сути, производит только одна западная компания — владелец этого стандарта. Более того, в конкурсе были прописаны требования, которые даже не поддерживаются существующей инфраструктурой, и ничего — конкурс состоялся. А «Микрон» не смог даже просто подать документы на этот конкурс из-за несоответствия этим «техническим требованиям». И это — конкурс, организованный государственной структурой. Сейчас мы работаем с организаторами конкурса — пытаемся добиться изменения условий, чтобы мы тоже могли принять в нем участие. 

— Для Москвы социальная карта москвича уже становится, по сути, аналогом федеральной универсальной электронной карты (УЭК), а сама УЭК вводится только в каких-то тестовых регионах вместо повсеместного обязательного введения, которое планировалось на начало 2013 года… 

— УЭК уже выдается во всех регионах страны, но сама выдача стала добровольной. Первоначальное требование обязательности было снято. «Микрон», который рассчитывал на выпуск УЭК в объемах, исчисляющихся десятками миллионов, сейчас выпустил лишь около 400 тысяч этих карт. При этом предприятие брало кредит на покупку оборудования и модернизацию производства, которое создавалось, в том числе, и под этот национальный проект. Но в какой-то момент государство изменило правила игры, а завод вынужден теперь думать, как жить дальше. Поставки УЭК сейчас идут, но они небольшие. 

— Другой «национальный» проект — загранпаспорта нового образца с чипами, которые выпускает «Микрон»… 

— Да, мы поставляем для него в этом году 3,5 миллиона чип-модулей. Поставщиком чипов является также и голландская NXP. Сборку осуществляют ФГУП «Атлас» и Гознак — изготавливают пластиковый инлей с нашим чипом, делают персонализацию и ставят ПО. «Микрон» к финальной этой сборке не имеет отношения, так как выпуск документов подобного класса — прерогатива ФГУП «Гознак». 

— Некоторое время назад решался вопрос о том, что в эти чипы хорошо бы добавить еще и отпечатки пальцев, но аппаратно они не позволяли это сделать. 

— Дело в том, что в изначальном ТЗ на микросхему был прописан определенный объём памяти. Когда чип уже был разработан и выпущен, появилась необходимость размещать на нём дополнительно еще и отпечатки пальцев, а это требует проведения определенных изменений, связанных с увеличением объема памяти чипа. Сейчас мы переработали и модернизировали свой кристалл с этой целью. Ожидается, что новые требования об обязательном наличии отпечатков пальцев в памяти кристалла вступят в силу 1 января 2015 года. «Микрон» уже запускает тестовые партии таких чипов, чтобы до конца этого года изготовить и поставить в «Атлас» новые микросхемы загранпаспортов — тогда с 1 января граждане смогут получать загранпаспорта с нашим новым чипом. 

— С 2015 года планируется начать выдачу нового общегражданского внутреннего российского паспорта с электронным чипом. Для него может использоваться чип «Микрона»? 

— Для этого паспорта еще нет ТЗ и требований на чип. На поставку чипа, в соответствии с законодательством, будет проводиться конкурс. В принципе, у нас уже есть два подходящих продукта в серийном производстве — чип для УЭК и чип для загранпаспорта, они могут быть доработаны под эти требования в течение небольшого периода времени. Это разработка чипа «с нуля» занимает от 9 месяцев до полутора лет, а тут речь пойдет лишь о доработке имеющегося кристалла под новые техтребования. То есть для коррекции функционала может понадобиться внести изменения лишь в один слой микросхемы, не затрагивая основную процессорную часть или ячейки памяти. А это гораздо меньше работы. 

— «Микрон» участвует в рабочей группе, которая занимается разработкой этих технических требований? 

— Микрон участвует и в комиссии Минкомсвязи, которая отвечает за разработку всей системы, и в межведомственной рабочей группе под руководством ФМС как заказчика системы. Наша компания является не только экспертом в части технических требований, но и рассчитывает быть одним из изготовителей интегральной схемы. 

— А будут ли там использоваться только отечественные чипы? 

— Вы представляете себе, чтобы на российский внутренний паспорт базировался на каком-нибудь иностранном чипе? Можно еще допустить использование импортных чипов в картах банковской системы, но применение иностранного чипа в основном документе граждан будет противоречить интересам национальной безопасности. 

— В последнее время о «Микроне» часто упоминают, говоря о теме ГЛОНАСС и спутниковой навигации на российском рынке - коммерческом и рынке госзаказов. «По закону в 2020 году иметь навигаторы ГЛОНАСС должны будут все автовладельцы. Одна из первых задач — перевести разработку чипов для спутниковых систем в Россию или азиатские страны уже решается», пишет «Эксперт». Эта задача решается на «Микроне»? 

— Для «Микрона» это не новое направление. Мы сейчас делаем микросхемы радиоприемного устройства для навигационных приёмников «Нависа» и часть элементной базы для пары других заказчиков, в частности для НИИМА «Прогресс». По ним объем заказов пока очень небольшой. Мы готовы и к большим заказам — производственных мощностей у нас хватит. Есть закон, по которому весь служебный и муниципальный гостранспорт должен комплектоваться навигационными приёмниками и системами. Это может быть хороший проект для развития отечественных производств, если, конечно, мы будем производить все приемники в России и из российских компонентов. 

Я часто привожу в качестве характерного примера историю появления одного из ведущих микроэлектронных предприятий Европы — компании STMicroelectronics. Во Франции была компания Thompson, наиболее известная как производитель бытовой электроники и владелец патента на технологию сжатия mp3. Как-то правительство Франции решило сделать цифровое телевидение и, чтобы поддержать французскую промышленность, законодательно установило, что при производстве Set-Top-Box'ов разрешается использоваться элементную базу производства французских компаний и сборку производить только на территории Франции. Так появилась STMicroelectronics, ставшая бизнесом мировой величины — ее первым проектом было производство этой элементной базы. В России подобных национальных проектов пока не видно, так что на производителях они не сказываются. Декларация импортозамещения остаётся пока лишь декларацией. 

— Каких бы «Микрон» ожидал льгот или преференций от государства в первую очередь? 

— В первую очередь, мы уже давно пытаемся добиться, чтобы заводу «Микрон» дали статус особой экономической зоны. 

— Кстати, что происходит с проектом «Микрона» по строительству завода 45-65нм в зоне «Алабушево»? Производство 65нм уже осваивается на существующей технологической линии 180-90нм… 

— Строительство нового завода под технологию 45нм стоит очень дорого. К тому же нам пока непонятно, куда мы сможем сбывать произведенные на новом заводе изделия — при практически полном отсутствии массовой российской сборки электронной техники. Если мы будем выпускать по 10 миллионов процессоров в месяц, то в какой российский продукт мы можем их поставить? Какого производителя? А на мировом рынке все «места» уже распределены между производителями, которые работают там десятки лет, и «вход» для нового игрока будет стоить очень дорого. 

Что касается льгот, то они нам нужны, прежде всего, по закупке и экспорту, так как мы ввозим основную часть компонентов для производства и новое оборудование из-за рубежа. Сейчас получается так, что купив оборудование, скажем, на 10 миллионов долларов, мы еще до ввоза в Россию должны заплатить государству свои 2 миллиона в виде налога. А это оборудование еще даже не установлено и не участвует в производстве продукции… Ну и, конечно, хотелось бы, чтобы в крупных государственных проектах было законодательно закреплено применение отечественной элементной базы. Крупные заказы помогают нам поддерживать производство и делать новые разработки, замещающие импортные чипы. Если государство ждет от нас импортозамещения в различных сферах, то таких проектов должно быть много, и именно по производству конечных продуктов. «Микрон» — производитель электронных компонентов, и мы можем выпускать различные микросхемы большими сериями, но мы не можем обеспечить их востребованность, их спрос в конкретной продукции на рынке. Если такие производства будут созданы, мы их сможем их обеспечить нашей элементной базой — резервы по мощности у нас есть. Но они не создаются… 

— Прошлый год «Микрон» закончил с чистым убытком 1,35 миллиарда рублей; первый квартал 2014 года — с убытком почти 300 миллионов рублей. Какими причинами вызваны такие финансовые результаты и какие на предприятии видят возможности для подъёма, в каких ближайших шагах и проектах они воплотятся? 

— Одну из основных причин я уже указывал раньше: «Микрон» очень серьезно воспринял проект УЭК и произвел масштабные инвестиции в производство в расчете на те требуемые объемы продукции, которые декларировало государство. К сожалению, существенные изменения условий после запуска таких больших проектов дорого обходится любому производителю. 

Автор: Елена Панасенко