Лучше больше, да мельче


Может ли инновационная экономика войти в противоречие с рыночной

То, о чем говорили энтузиасты ГЛОНАСС-навигации, свершилось — мир обратил свои коммерческие взоры на новые возможности. И если американские и китайские производители пока только анонсировали массовый выпуск многосистемных устройств, то на выставке «Связь-Экспокомм» на прошлой неделе «Ростелеком» вместе со «Скай Линком» продемонстрировали концепт планшетного ПК с поддержкой ГЛОНАСС. Правда, так же как и ГЛОНАСС-смартфоны, выпускаемые под брендом сотового оператора МТС, планшетник будут производить в Китае. Но, согласитесь, очень заманчиво на волне глобального интереса, собрав в кулак разрозненные микроэлектронные активы, завалить мир истинно российской продукцией, где все наше: от замысла до готового товара. Возможно ли это?

Многое говорит за, особенно наличие собственных современных производств. По словам Геннадия Красникова, генерального директора «НИИ молекулярной электроники и Микрон», уже на третий квартал запланирован выпуск продукции по технологии 90 нм, а в стадии проработки проекта — производство 65/45 нм. «Когда мы закупали производственные линии по технологии 180 нм, самой современной технологией в РФ был 1мкм (1000 нм), то есть отставание от развитого мира составляло семь технологических поколений, а с запуском производства 90 нм оно сократилось до одного», — комментирует Карина Абагян, директор по маркетингу завода «Микрон». Дело в том, что техпроцессы по нормам 65/45 нм необходимы для производства миниатюрной электроники, встраиваемой, скажем, в мобильный телефон. Однако перехватить заказ на чипы с поддержкой ГЛОНАСС для крупносерийного производства смартфонов, организованного в Китае или на Тайване, вряд ли удастся. «Производить такие чипы в России имеет смысл, если здесь же будет производство как минимум тех устройств, в которые они устанавливаются,— разъясняет Алексей Смятских, исполнительный директор «М2М телематика». — Иначе производителю будет выгоднее заказать такие чипы у своего традиционного поставщика, имеющего отлаженное производство и хорошо знакомого с его требованиями».

Проблема заключается в том, что получение любого готового хай-тек-изделия требует достаточно широкого спектра технологических процессов: от пластикового литья и штамповки стальных деталей до производства микросхем, изготовления и сборки печатных плат. Такого полного цикла электронного производства в России пока нет. Но ситуация меняется быстро. По оценкам Юрия Логинова, президента компании AAC-GROUP, производящей автомобильную и акустическую электронику, за три года предприятия группы намерены довести уровень локализации производственных процессов с сегодняшних пяти до 50—60 процентов. «По некоторым направлениям, — поясняет эксперт, — в частности по корпусам для электроники, мы не можем покупать комплектующие у российских производителей, поскольку у нас только начинает развиваться это направление и отсутствует такая сильная школа, как, например, в Азии». И как полагает Александр Луценко, президент дизайн-центра KM211, занимающегося разработками микроконтроллерных ядер и периферийных IP-блоков, в целом сегодня главной проблемой российских производственных цепочек является отсутствие реальных примеров коммерчески успешных российских микросхем.

Дело в том, поясняет Луценко, что создание принципиально новой микросхемы — это миллионы долларов и достаточно большое время на научные исследования, проектирование, выход в серию, создание рынка под эту микросхему, работа с компаниями-потребителями. При этом, замечает Станислав Емельянов, заместитель генерального директора компании Omnicomm, важно не просто сделать правильный продукт, необходимо так отладить технологию производства, чтобы, будучи надежным, он оставался дешевым. Высокая стоимость производства — это вопрос вопросов, ведь по мере уменьшения топологических размеров она растет экспоненциально. Не случайно производством 65/45 нм обладают шесть компаний в мире, а 32 нм — всего три: Intel, Samsung и TSMC. Но даже эти монстры уже не справляются в одиночку с финансовыми затратами: Samsung работает над новейшими технологиями вместе с IBM, а Intel будет выполнять свой недавно анонсированный проект на паях с TSMC. Между прочим, AMD, вечный конкурент Intel, перешел под контроль альянса Global Foundries, созданного под эгидой инвесторов из Арабских Эмиратов, и сосредоточился на нише графических процессоров, фактически выйдя из конкурентной гонки. Кстати, арабские шейхи вкладывают нефтяные деньги в хай-тек с умом: они приобретают реальные производства (фабрики), а не так называемые fabless-компании, которые занимаются лишь разработкой микросхем, передавая проекты в производство под своим брендом реальным фабрикам.

Иными словами, страны, ориентированные на развитие на базе хай-тека, стремятся создавать собственную микроэлектронику замкнутого цикла. Свежий пример — решение Индии инвестировать 5 миллиардов долларов в создание микроэлектронного производства с нуля. Мудрое решение, если вспомнить, что 90 процентов всех инноваций происходит именно от микроэлектроники. К сожалению, даже страны — традиционные лидеры в этой сфере не избавлены от неприятных потрясений, что сегодня ярко проявляется на примере Европы: ее мощный микроэлектронный базис гнется под натиском агрессивных производителей из Юго-Восточной Азии. «Европа всегда стремится быть на переднем фланге технологий, но прожить только на самых новейших технологиях невозможно, — рассказывает Геннадий Красников.— Микроэлектронное производство — это как мартеновская печь, остановить его нельзя, и потому себестоимость продукции сильно зависит от объемов ее выпуска». Иными словами, чтобы снизить издержки, связанные с запуском новых технологий, нужна загрузка фабрик под завязку массовой коммерческой продукцией. Такой, как чипы для мобильных телефонов, банковских и SIM-карт, радиочастотных меток и т. д. Но именно на этот кусок еврорынка претендуют азиатские производители. Для вхождения на зарубежные рынки они используют свои рычаги, в первую очередь невысокую стоимость продукции, которую они обеспечивают вовсе не за счет мизерной заработной платы, как считается у нас, а с помощью невысоких внутригосударственных расценок на энергоносители.

Интересно, что в этой ситуации Евросоюз с большой надеждой смотрит на Россию, видя в нашей стране цивилизованного партнера. Речь идет о том, что, получив из Европы современные производственные технологии, мы не откроем в одночасье фабрики-клоны, заполонив весь мир скопированной продукцией по демпинговым ценам. Мы будем дисциплинированно включаться в их исследовательские разработки, загружать свои производства выпуском продукции в общих интересах и увеличим территорию ее сбыта за счет РФ. Да-да, именно так: нас жаждут видеть в составе европейской отрасли и не сомневаются, что в ближайшем будущем в Зеленограде будет создан крупнейший в России микроэлектронный кластер по типу того, который действует в Гренобле.

Примечательно, что перекраивание мировой структуры микроэлектронных рынков происходит при непосредственном участии государств. Оно и понятно, ведь микроэлектронику наряду с биотехнологиями и информатикой современная экономическая наука называет базисными отраслями постиндустриального общества. Этот фундамент каждая страна строит исходя из собственных стратегических планов, определяя меры по защите внутреннего рынка от зарубежных конкурентов и степень агрессивности поведения в других странах. Такие стратегии есть у США, Евросоюза, Южной Кореи, Китая. А вот у России нет. В их отсутствие отрасль худо-бедно выживает: и частный бизнес вкладывает деньги, и госзаказ имеется. Только вот без грозных окриков свыше по поводу невыполнения этого госзаказа обойтись не удается, потому как нет четких целей и правил, установленных государством. Ведь по большому счету никто у нас не знает, чего страна хочет от отечественной микроэлектроники: быть огромным сборочным конвейером импортных холодильников или продавать разным странам лучшие в мире системы управления энергоблоками и боевыми истребителями?

Оповещение

Геннадий Красников, руководитель "СИТРОНИКС Микроэлектроника"

Свобода или осознанная необходимость?

Что касается микроэлектроники, то наша страна, к сожалению, пребывает в иллюзиях. Их питает нынешняя ситуация: на российский рынок поступает в основном готовое оборудование из‑за рубежа. Это на руку поставщикам, которые всеми силами пропагандируют идею свободного рынка. Есть, правда, в этом некоторое лукавство. Смотрите — недавно корпорация Intel объявила о строительстве новой фабрики с производством 22 нм. Говоря об этом событии, президент Intel подчеркнул, что делается это во имя Америки, во имя Intel, и просил от правительства США привилегий. И это нормально. Посмотрите на Евросоюз — там действуют жесткие европейские стандарты, системы сертификации. Откуда растут ноги «зеленых» технологий? Это опять же особые требования, например, не использовать свинец в микросхемах и т. п. Китай, готовясь к переходу на цифровое телевидение, разработал свой собственный стандарт вещания. В основе действий и Китая, и Евросоюза одна идея: работа над конкретным стандартом идет параллельно с разработкой так называемых дорожных карт (road map) развития конечной продукции. И к моменту официального утверждения стандарта локальные разработчики продуктов, которые в курсе всего происходящего, выходят на рынок с готовыми образцами чипов для новых электронных устройств. А тот, кто первым вышел на рынок, как известно, снимает с него самые жирные сливки.

А Россия в своих иллюзиях открытого рынка на деле оказывается проходным двором. Пример — цифровое телевидение: решили взять стандарты, открытые для всех, что, по сути, означает сформировать рынок, а потом его отдать зарубежным поставщикам. Вспомните госпрограммы Китая для экспансии на зарубежные рынки: государство дает льготные кредиты под эти цели на 10 лет под минимальные проценты. Так что объявить свободный рынок в микроэлектронике и никак не защищать локальных производителей — это равносильно заявлению, что у нас ничего не будет своего: космоса, атомной промышленности, связи, страна будет жить в виде придатка мирового сообщества, рынка сбыта их продукции. Но в нашем мире иллюзий считается, что с развитием отрасли справится частный бизнес, хотя весь развитый мир считает это задачей государства. Ибо только государство может предложить комплексную и сбалансированную систему стимулирования своих производителей.

Автор: Елена Покатаева