Геннадий Красников: все, что мы делаем – для России


Апрель 2011 года для российского космоса станет знаменательным – ровно 50 лет назад впервые в истории человечества люди дерзнули стать первооткрывателями космических просторов. Зеленоград внес особый вклад в дело освоения космоса, ведь развитие космонавтики невозможно без соответствующего развития специализированной компонентной базы микроэлектроники. Зеленоградские предприятия создавали и до сих пор занимаются производством интегральных схем и компонентов для космической техники, их элементная база лежит в основе многих систем бортовой аппаратуры. Зеленоградский «Микрон» – из их числа.

Впрочем, разговор о роли ОАО «НИИМЭ и «Микрон» в освоении космического пространства – это еще один повод задать генеральному директору предприятия вопрос: чем и как сегодня живет «Микрон»? На вопросы главного редактора ИД «41» Татьяны Сидоровой отвечает Геннадий Красников.

– В каких космических проектах «участвовали» разработки и продукты «Микрона»? Есть мнение, что советские микроэлектронные предприятия зачастую не знали, что делают микросхемы именно для космоса...

– Отчасти это верно. У «Микрона» за все годы существования было несколько тысяч потребителей продукции, большинство из которых представляла радиоэлектронная промышленность и судостроение (корабле- и самолетостроение). Поэтому отследить путь каждой микросхемы, произведенной на заводе, достаточно сложно.
«Микрон» всегда был одним из главных поставщиков микросхем для космических программ. Предприятие проектировало и производило компоненты для Международной космической станции, корабля «Буран», ракет-носителей «Союз» и «Союз-2». Наша элементная база лежала в основе космических аппаратов, участвовавших в экспедиции на Марс.

– Какие космические разработки вошли в нашу повседневную жизнь, возможно, в результате конверсии?

– Синергия космических технологий и повседневной жизни может быть в отдельных отраслях – для нас это связь и навигация. Отдельные разработки могут использоваться в прогнозировании погоды и для отслеживания возможных стихийных бедствий. Но в целом, полагаю, что любая программа конверсии – вещь надуманная и наивная. Это относится к атомной, судостроительной и некоторой другой промышленности, так как у спецтехники совершенно другие задачи и разные по сравнению с бытовой электроникой технологии производства.

– К слову о связи и навигации. Расскажите, пожалуйста, о роли «Микрона» в проекте ГЛОНАСС.

– В настоящее время совместно с КБ НАВИС, отечественным разработчиком навигационных ГЛОНАСС/GPS приемников, мы реализуем проект по созданию систем на кристалле, которые станут ядром данных устройств. Эти чипы можно будет производить на фабрике «Микрона» по технологии 90 нм.

– Сохраняется ли сегодня технологический отрыв российской микроэлектронной отрасли от мировых лидеров?

– Да, но мы делаем последовательные шаги, чтобы минимизировать этот разрыв. К сожалению, в постперестроечные годы отечественной электронике был нанесен существенный урон, из-за которого мы и получили значительное технологическое отставание. Согласно закону одного из основателей компании «Интел» Гордона Мура плотность элементов на чипе удваивается каждый заданный период времени, и каждые 2 года появляется технология нового уровня: 65 нм, затем 45 нм. Сейчас вышла технология с нормами 32 нм, идут работы по созданию 22-нанометровой технологии. Каждый такой переход позволяет создавать более функциональные устройства с меньшим энергопотреблением. То есть в каждый определенный период времени осваивается новый минимальный топологический размер интегральных схем. Последнее время отставание России от уровня мировой промышленности не превышало трех поколений. Но надо понимать, что задача не столько в освоении минимальных топологических размеров, сколько в освоении технологий, которые благодаря этим размерам можно использовать.

– 90, 65, 45, 32 нанометра... На каком топологическом размере остановится наука, и что будет дальше?

– На эту тему учеными ведется много дискуссий. Думаю, никаких ограничений для научных изысканий нет. Но на ближайшие 20-30 лет тех заделов, которые уже есть, «Микрону» для работы хватит.

– Как вы думаете, способны ли технологии изменить мир? Персональный робот для каждого человека – это реальность?

– Ни одна другая отрасль не изменила мир так, как это сделала микроэлектроника. И она, безусловно, будет менять его дальше. Разумеется, есть ряд проблем, скорее, не технического, а психологического и этического планов, которые обществу еще предстоит решить. Современная элементная база уже сегодня дает огромные возможности по построению виртуального пространства с эффектом настоящего присутствия, практически не отличимого от реальности... Робототехника будет развиваться, и уже через 10 лет у каждого будет свой персональный робот, а микроэлектроника будет служить человеку, все больше проникая в его жизнь. Тенденция очевидна – правда, точно сказать, когда это произойдет, сложно.

– Расскажите, какое отношение «НИИМЭ и Микрон» имеет к презентации председателем совета директоров АФК «Система» В.Евтушенковым отечественного чипа с топологией 90 нм премьеру РФ В.Путину? И когда будет налажен массовый выпуск таких микрочипов?

– Действительно, в декабре Владимиру Путину был продемонстрирован тестовый кристалл 90 нм, спроектированный на «Микроне». Сделан он был в рамках проекта по созданию на предприятии производства интегральных схем (ИС) с топологией 90 нм, соглашение о котором было подписано с «Роснано» еще в 2009 г. Уже в этом году мы планируем наладить их массовое производство.

– Какие конкретные меры, на ваш взгляд, могут быть предприняты для импортозамещения электронных компонентов, в т.ч. и в космической отрасли?

– Российские предприятия, работающие на космос и использующие импортные комплектующие, сегодня сталкиваются, с одной стороны, с проблемой информационной безопасности, с другой – с необходимостью эксплуатации систем в условиях открытого космоса. Зачастую импортная элементная база не отвечает необходимым требованиям. Сейчас совместно с «Роскосмосом» мы рассматриваем возможность создания на «Микроне» современной технологии для производства интегральных схем повышенной надежности и стойкости.

– Может ли сегодня микроэлектроника, как и в советскую эпоху, ориентироваться только на заказ государства?

– Нет, не может – мы живем в государстве с рыночной экономикой, где действуют свои законы. Но, с другой стороны, полностью игнорировать потребности отрасли государство не должно: политика в области поддержки микроэлектроники должна быть сбалансированной, направленной на развитие отрасли. Должны создаваться благоприятные условия, которые принесут инвестиции в отрасль, будут способствовать восстановлению и укреплению межотраслевых связей.

– Вы имеете в виду частно-государственное партнерство?

– Не только. Мы работаем с различными глобальными организациями – SEMI, GSA, Европарламентом – и видим, какие меры предпринимаются в Европе, США, странах азиатского региона для поддержки базовых для экономики отраслей. Думаю, что российской микроэлектронике необходима хотя бы такая же поддержка, как в этих странах. Тогда отрасли будет развиваться намного легче, чем сегодня.

– Для этого нужны новые законы?
– Безусловно. Россия находится в начале построения инновационной экономики, проблем много, и часть из них можно решить только законодательным путем. Желание помочь развитию микроэлектроники у российского правительства есть, но пока не хватает темпов. Минэкономразвития уже представило документ о пакете преференций для отечественных наукоемких производств. Однако у представителей промышленности были замечания, и документ в настоящее время направлен на доработку. Промышленности нужна стабильность и определенность, но пока ее нет – инвестиционный климат достаточно неустойчив.

– Вы входите в консультативный научный совет Сколково. Какие решения, направленные на улучшение положения микроэлектронной отрасли, приняты Советом?

– Сейчас определены пять приоритетных направлений, которые будут развиваться в Сколково: космическая техника, ядерные технологии, энергосбережение, биотехнологии, информационно-коммуникационные технологии (в том числе и микроэлектроника). У руководства страны есть упорство и ресурсы довести этот проект до логического завершения, но пока лишь формируется его философия с точки зрения научных приоритетов, наличия необходимых структур, инфраструктуры и образовательной среды...

– Может ли сегодня национальная микроэлектроника существовать в отрыве от глобальной полупроводниковой отрасли, быть «закрытой», как это было в советский период?

– Даже в советское время отрасль не была «закрытой» – существовал широкий поток информации в обе стороны, ни одна мировая выставка не обходилась без участия советских делегаций. Сегодня ни одна отрасль не может существовать без глобальной кооперации с мировым сообществом. «Микрон» работает с 50 компаниями из 12 стран мира. По-другому в современном мире развивать бизнес невозможно.

– На «Микроне» действует крупнейший R&D центр, вы сотрудничаете со многими мировыми и отечественными исследовательскими организациями. Какие ваши разработки могут сегодня быть полезны космосу?

– «Микрон» все шире участвует в деятельности мирового научного сообщества; и если раньше мы были больше зрителями, то сейчас «Микрон» выполняет исследовательские работы в рамках программы Евросоюза в области наноэлектроники, выступает с докладами и разработками на крупнейших международных конференциях и форумах, наши специалисты публикуют научные статьи в ведущих отраслевых изданиях. Наши новейшие технические разработки, технологии, которые осваивает «Микрон», предназначены также и для космоса.

– Мы знаем, что вы сотрудничаете и с японскими компаниями. Недавние события в этой стране отразились ли на вашем бизнесе?

– У нашего стратегического партнера в Японии были проблемы – один из его заводов был поврежден землетрясением. Но на деловых отношениях это никак не отразилось. Зато рядовые сотрудники «Микрона» выступили с инициативой пригласить тех, кто пострадал от землетрясения, пожить некоторое время в их семьях, пока завод и жилье не будут восстановлены. Правда, японцы приглашением не воспользовались – восстановление идет быстрыми темпами, и большинство жителей уже вернулись в свои дома.

– Как продвигается создание зеленоградского микроэлектронного кластера? Есть ли реальные примеры взаимодействия его участников?

– Микроэлектроника развивается по пути международной кооперации, и наиболее эффективная форма развития — по принципу микроэлектронных кластеров. Происходит это благодаря высокой концентрации инвестиционных, образовательных, научно-исследовательских, производственных ресурсов на территориях, обеспеченных энергоресурсами, транспортной, жилищной инфраструктурой. Такой кластер для развития способен привлечь поддержку государства – налоговые льготы, преференции по кредитам, финансирование новых разработок. В его рамках успешно развиваются смежные производства, создаются новые рабочие места, а основной потребитель инноваций – производственная площадка. Зеленоград исторически является такой экосистемой, где взаимодействуют крупные современные производства, как на «Микроне», ОЭЗ, сотни малых компаний, технический университет МИЭТ и другие образовательные организации. «Микрон» активно сотрудничает со многими дизайн-центрами и лабораториями. К примеру, МИЭТу мы помогли приобрести технику, которая позволит вести исследования в области наноструктур по актуальному для «Микрона» направлению.

– Предполагает ли развитие микроэлектронного кластера строительство нового завода?

– Да, мы планируем построить завод по производству интегральных схем с топологией 65-45 нанометров на пластинах диаметром 300 мм к 2014 году на площадке «Алабушево» ОЭЗ «Зеленоград». Надеюсь, что в этом году мы выполним все проектные работы. Такой завод сможет дать жизнь многим инновационным компаниям Зеленограда.

– В свое время «Микрон» хотел построить несколько корпусов для проживания своих сотрудников...

– Есть несколько вариантов решения – это могут быть и муниципальные дома, и наши собственные. Мы не ушли от этой проблемы и в настоящее время активно ею занимаемся.

– Сегодня на «Микроне» работают около 1700 человек, то есть фактически доперестроечная численность предприятия?

– Действительно, сейчас на предприятии работают гораздо больше сотрудников, чем в 90-е годы: сюда можно включить не только 1700 человек, непосредственно трудящихся в «НИИМЭ и Микрон», но и тысячу работников воронежского «ВЗПП Микрон», ССТ и всех предприятий, которые работают с нами по аутсорсингу, кому «Микрон» дает работу. При этом на новых производствах «Микрона» половина сотрудников – это молодые специалисты до 35 лет. К работе на предприятии мы привлекаем не только выпускников МИЭТа, но и окончивших крупнейшие московские и российские вузы. Многое делаем для закрепления кадров на нашем предприятии, в микроэлектронике, обеспечиваем повышение квалификации, в том числе у наших зарубежных партнеров, даем возможность получать дополнительное образование. Большое внимание уделяем социальной политике. На «Микроне» формируется новое поколение специалистов, они должны ликвидировать кадровый пробел, который все еще есть в отрасли, сказать свое слово в будущем развитии отрасли и экономики страны в целом.
Перефразируя слова президента компании Интел: «Все, что мы делаем – в первую очередь для России, во вторую – для «Микрона».

Авторы: Т. Сидорова, Н. Алимжанова