Чип в ожидании спроса

Первую «силиконовую долину» в России построили в Зеленограде

Микроэлектроника всегда лидировала по части инноваций, и сегодня ей отводится роль локомотива модернизации экономики. Об этом нашему корреспонденту рассказал Геннадий Красников – академик РАН, генеральный директор ОАО «НИИМЭ и Микрон» (г. Зеленоград), член Совета при президенте РФ по науке, технологиям и образованию.

- Насколько отечественные предприятия могут конкурировать с зарубежными на нашем рынке?

- Нужно понимать, что российский рынок высокотехнологичной продукции сегодня находится практически в абсолютной зависимости от импорта. А до недавнего времени в России вовсе не существовало современной производственной площадки микроэлектроники. При этом наш внутренний рынок не защищен государством, мы оказываемся в равных условиях с зарубежными компаниями. В такой ситуации нет смысла конкурировать по принципу наименьшей стоимости, единственный вариант – работать на нишевых рынках и конкурировать по принципу отличительных особенностей. Такой сценарий возможен, например, за несколько лет мы вышли в лидеры в сегменте смарт-карт. Российский рынок микроэлектроники очень мал – он составляет меньше процента от мирового, и на этапе его формирования мы можем использовать свои конкурентные преимущества.

Государство определило курс на модернизацию и переход к экономике инноваций, безусловно, шаги в этом направлении должны начинаться с повышения конкурентоспособности отечественных высокотехнологичных производств.

- В чем состоят главные проблемы отрасли?

- Основная проблема отрасли – это слабый внутренний рынок и отсутствие условий, когда у российских производителей могут появиться преимущества перед западными компаниями. Рынок микроэлектроники в России – менее 1 млрд долларов против почти 250 млрд мирового. Необходимо создавать условия для формирования рынка внутри России, и многое в этом вопросе зависит от действий государства. Здесь могут сработать разные инструменты, в каждой стране поддержка микроэлектроники происходит по-своему, в зависимости от экономических и геополитических особенностей. Я часто привожу в пример Китай, когда там ввели собственный национальный стандарт цифрового телевидения. Если хочешь войти на рынок – должен получить лицензию. У нас тоже есть федеральная программа по развитию цифрового телевидения, но будет применяться открытый стандарт, а значит, российские производители компонентов и оборудования не получат преимуществ, и этот рынок может быть отдан зарубежным вендорам. В ряде стратегических сегментов, связанных с безопасностью, криптозащитой, таких как электронные документы, например электронный паспорт, у российского производителя чипов есть явные преимущества – вся цепочка производства может быть локализована в России. Мы разработали и изготовили собственный чип, но испытания заказчиком так и не начались, а в загранпаспортах до сих пор используют зарубежный аналог. Сейчас говорят о регулировании таможенных тарифов, но это только вспомогательный инструмент, необходим комплекс мер и четкая стратегия, реализация которой позволит прогнозировать развитие рынка, видеть перспективу – этого сейчас не хватает отрасли.

Главное, что сейчас приходит понимание, что благополучие государства и будущих поколений зависит от ориентации экономики на инновации. За последние годы созданы первые институты государственной поддержки высоких технологий. По крайней мере создан серьезный фон для принятия системных решений в этом направлении.

- В прошлом году много говорилось о слиянии ведущих производителей в некий альянс, который мог бы стать российским аналогом IBM, сохраняются ли такие планы и сейчас?

- Если говорить об альянсах, то я хотел бы отметить, что в микроэлектронике уже очень мало компаний в мире могут позволить себе вести разработки и строить новые производства самостоятельно. Строительство новой фабрики или осуществление научно-исследовательского проекта сейчас обходятся мировым лидерам в миллиарды долларов, часто это не по силам не только одной компании, но и одному государству.

Масштабы инвестиций в проекты, которые сейчас реализуются в микроэлектронике в России, еще не так велики. За время программы модернизации производства мы инвестировали около 300 миллионов долларов – это в основном частный капитал. Сейчас в партнерстве с «Роснано» делаем следующий шаг – создание производства интегральных схем с нормами 90 нм на пластинах 200 мм. Это определенный рубеж, дальнейшее развитие производства потребует строительства фабрики с пластинами диаметром 300 мм – ее нужно будет строить с нуля, в «чистом поле», создавать инфраструктуру. Такой проект оценивается уже в несколько миллиардов долларов. Сегодня в программе модернизации производства уже приняли участие около 40 компаний из 10 стран мира.

- По мнению некоторых аналитиков, в отрасли существует проблема сбыта продукции. Что делается для того, чтобы ее решить?

- Действительно, когда мы начали строительство фабрики по производству чипов по технологии 180 нм EEPROM, понимали, что рынок очень мал, а чтобы загрузить фабрику, придется найти ниши, где будет массовый спрос на чипы. Поэтому параллельно открыли цех сборки и начали осваивать производство и продажи бесконтактных RFID билетов, которые теперь известны практически каждому – около 20 миллионов билетов ежемесячно мы поставляем в Московский метрополитен и другие транспортные российские предприятия. Тогда же открылось наше направление смарт-карт, которое производит сим-карты и банковские карты. При этом мощность фабрики по производству чипов – около 1500 пластин в месяц – этого достаточно для российского рынка, в то время как средняя современная фабрика в мире может производить несколько тысяч пластин в неделю. В России сложилась ситуация, когда страна потребляет электроники на 20 миллиардов долларов в год, а рынок электронных компонентов, из которых состоит эта электроника, – меньше 1 миллиарда. Чтобы решить эту проблему, в первую очередь требуется согласованная стратегия государства и бизнеса в области формирования и развития рынка. Должны быть созданы условия, которые приведут к локализации производства электроники, постепенному импортозамещению компонентной базы элементами российского производства.

- Сейчас много говорится о создании российских «кремниевых долин». Зачем они нужны?

- Важную роль здесь играет и инфраструктурная составляющая – транспортная доступность, обеспечение энергоресурсами, жилым фондом, наличие научно-исследовательской базы и системы подготовки кадров. Микроэлектроника требует исключительно высокой концентрации ресурсов. Такую модель было бы логично использовать и в России. Именно так в советское время в течение десятилетий создавался центр микроэлектроники в Зеленограде и, безусловно, был заложен серьезный фундамент, этот ресурс должен быть использован и в развитии идей российских «кремниевых долин».

- Назовите самые престижные проекты, осуществляемые с участием российской микроэлектроники?

- Самый масштабный проект, который реализовывается сейчас в России, – это создание у нас производства интегральных схем с топологическим уровнем 90 нм. Здесь осуществляется трансферт в Россию технологии франко-итальянской компании STMicroelectronics, лидера европейской микроэлектроники, она входит в пятерку ведущих компаний мира. На принципах частно-государственного партнерства вместе с компанией «Ситроникс» в проекте участвует госкорпорация «Роснано». После реализации проекта мы получим производство чипов с набором технологий, по которым сейчас производится большая часть интегральных схем в мире, если не считать рынок процессоров и памяти.

Автор: Андрей Евпланов