Налоговые льготы могут быть распространены на все высокотехнологичные компании Зеленограда


Федеральные меры по стимулированию инновационного развития высокотехнологичных отраслей могут быть распространены на весь Зеленоград. О такой возможности говорил заместитель министра промышленности и торговли Юрий Борисов на форуме микроэлектронной отрасли в рамках выставки SEMICON Russia 2010. Однако участники рынка заинтересованы не столько в преференциях, сколько в защите внутреннего рынка со стороны государства и в кооперации друг с другом на базе сложившихся кластеров.

Льготы для всех

«Минпромторг не упускает возможности на всех совещаниях сказать об опыте стран Юго-восточной Азии, Китая с его Свободными экономическими зонами и комплексом мер по стимулированию развития. Я думаю, будет смысл поднять эти вопросы с точки зрения всего Зеленоградского анклава. Потому что капитал идёт туда, где ему выгодно», — сказал Борисов, отвечая на вопрос о несопоставимости преференций в России и странах Юго-восточной Азии.

Действительно, сейчас в Зеленограде преференции получают лишь немногочисленные компании-резиденты Особой экономической зоны (ОЭЗ). И эти преференции — налоговые, таможенные, инфраструктурные — несопоставимы с тем, что дают своим резидентам аналогичные зоны в Юго-восточной Азии. Там типичная господдержка подразумевают такие серьёзные меры, как полное освобождение от налога на прибыль, фиксированную ставку на электроэнергию и воду, субсидирование НИОКР и ставок по кредитам. Такие льготы не получают даже резиденты ОЭЗ, хотя всё это чрезвычайно важно для привлечения долгосрочных инвестиций.

Распространение хоть каких-нибудь льгот на все высокотехнологичные компании города позволит нивелировать дисбаланс между резидентами ОЭЗ и остальными компаниями, которые располагаются в Зеленограде, но вне площадок ОЭЗ. Так считает зампрефекта Зеленограда по науке и промышленности Александр Тельминов. Территорию Зеленограда, на которую должны распространяться налоговые льготы, администрируемые Москвой, в городском правительстве называют «Территорией инновационного развития» (ТИР). «По существу ТИР — это ОЭЗ регионального уровня», — говорит Тельминов.

Защита — лучшее нападение

Впрочем, ведущие игроки зеленоградской электроники считают, что слабые преференции — не главное препятствие для успешного развития.

Хотя для производства с длительным технологическим циклом (каким как раз является производство микроэлектроники) сегодня очень высокие тарифы на энергоносители, административные расходы, налоги, большие проценты по кредитам — не это главное, считает гендиректор завода «Микрон» Геннадий Красников. Главный сдерживающий фактор — отсутствие государственной политики в области развития отрасли, в первую очередь — формирования и защиты рынка. «Должен быть минимально гарантированный объем продаж, ниже которого будут убытки. И если не будет понимания, как формируется рынок, какие преференции есть у предприятий — это будет серьезным сдерживающим фактором для инвестиций», — говорит Красников.

В правительстве понимают эту проблему, но работают точечно, выбирая рыночные ниши, в которых защита отечественного производителя даст максимальный, мультипликативный эффект. К примеру, зеленоградский завод «Альтоника» разворачивает на своих мощностях контрактную сборку телекоммуникационного оборудования для сетей связи 4G. В «Альтонике» дождались от государства определенных шагов по защите этого рынка — в конце мая было подписано распоряжение правительства, дающее серьёзные премущества телекоммуникационному оборудованию российского производства. А к осени должны быть определены критерии того, что собственно считать российским продуктом.

«Если мы говорим про самую большую беду, которая должна быть решена в поддержке российских производителей, — это то, что оборудование зарубежного производства выдается за российское», — рассказывает руководитель производственной службы «Альтоники» Семён Лукачев. — «Сейчас это делается переклеиванием этикетки и прикладыванием русской инструкции. Оборудование тут же становится российским. Эта проблема повсеместна: и в радиосвязи, и в телекоме, и в медицинской технике — везде. Об этом все знают».

По мнению Лукачёва зарубежных производителей нужно заставлять локализовывать и сборку печатных плат, а за этим подтянутся и производители чипов: «Как только мы начинаем здесь использовать уже готовые чипы, собирая их в конечные изделия, зарубежные производители чипов сами поймут, что им пора уже производство переносить сюда, поближе к рынкам потребления».

Работать точечно, в узких нишах — это путь России. В этом уверен президент ассоциации производителей полупроводников SEMI Европа Хайнц Кюндерт. «В этом бизнесе небольшие компании могут работать в узкоспециализированных нишах. Конечно, сразу выходить на международный рынок очень тяжело, но когда вы развиваетесь в узкоспециализированной нише, то по успех возможен».

Но даже эти небольшие ниши нужно защищать, развивая те рынки, где продукция будет востребована. Так считает Алан Астье, вице-президент ведущего европейского производителя микросхем STMicroelectronics: «Российским предприятиям нужно определиться с сегментами рынка, где они хотят хотят быть представлены. Сейчас микроэлектронная промышленность восстанавливается после кризиса. Первая задача — при помощи правительства (так делалось во всех странах) развить внутренний рынок».

Место красит человека

Зеленоград — единственное место для формирования экосистемы, в которой может успешно развиваться микроэлектронное производство, считает гендиректор «Микрона» Геннадий Красников. Но микроэлектроника не может развиваться сама по себе. «Вокруг этого производства — очень дорогого — должен формироваться кластер, где работают десятки и сотни компаний: дизайнерских, связанных с материалами, оборудованием, исследованиями, подготовкой кадров. Во всех центрах, где развивается микроэлектронное производство, существуют такие кластеры», — утверждает Красников.

Его слова подтверждает и зарубежный опыт. «Кластеры в Европе — Дрезден и Гренобль — это не какое-то официальное образование, нет закона о создании кластера», — говорит Алан Астье из французской STMicroelectronics. — «Это некое содружество предприятий, работающих в одной отрасли. В данном случае — в микроэлектронике. Там находятся и очень большие компании, и поменьше. Но всё сделано так, что эти компании не могут выжить друг без друга. Они органически связаны, даже являясь конкурентами. Если посмотреть на Зеленоград, то все ингредиенты — образование, научно-исследовательские разработки, промышленность и поддержка органов власти — у вас есть. Кластер — это просто географическое место, где концентрируются такие компании».

В будущем физическое нахождение компаний в одном месте может и не быть определяющим фактором существования кластера, считает руководитель московского филиала ОАО «ОЭЗ» Дмитрий Сироткин. «Скорее всего, всё идет к тому, что это будет определенная сеть взаимосвязанных между собой бизнесов, компаний, производств, технологий, научных разработок. Где-то будет координационный центр. Тем не менее, на все компании, которые задействованы в этом процессе, будут распространяться те же льготы и преференции».

Кстати, таким координационным центром как раз может стать проект в Сколково. «Это в какой-то мере инновационный хаб, который призван организовать интерфейс как с внешним миром инноваций, так и с внутренним», — поясняет в интервью «Коммерстанту» президент фонда «Сколково» Виктор Вексельбрег. Сколкову бессмысленно конкурировать с Зеленоградом. «Наша самая главная задача — отработать многие решения в качестве пилотного проекта, чтобы их в дальнейшем применять за пределами „Сколково“», — считает Вексельберг.

Но пока обязательной для кластера является общая для всех компаний точка на карте. И кооперация компаний, находящихся в этой точке, даже важней, чем налоговые льготы. «По практике экономических зон и внедренческих площадок, мы понимаем, что лучше строить свои бизнес-планы и расчёты без учёта каких-либо налоговых льгот и преференций. Так просто спокойней». — говорит Семён Лукачев из «Альтоники». — «Поэтому для нас на первом месте — кадры, производственная площадка и вообще некий имидж Зеленограда».

Именно сложившаяся в Зеленограде экосистема, а вовсе не льготы, могут заинтересовать и крупные иностранные компании. Именно на этом акцентируют внимание, привлекая их в зеленоградскую ОЭЗ. «Основная наша задача — заинтересовать резидента тем, что у нас есть здесь, в Зеленограде», — говорит Дмитрий Сироткин. — «Здесь есть молодые, продвинутые „мозги“, относительно недорогая рабочая сила, профессиональная среда для создания и развития бизнеса этих компаний и возможность выхода на внутренний рынок России».

Автор: Александр Эрлих